верхний пост: кто я? про что я?

Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

(no subject)

Saying loud yes to life,
saying quiet yes to death.

Говорим громкое "ДА" жизни,
говорим тихое "да" смерти.

Давно живут эти слова в моей голове. Не знал, откуда это, но нашёл:

Страница 367 книги
Страница 367 книги

https://books.google.by/books?id=Agn62MUawEIC&pg=PA367&lpg=PA367&dq=quiet+yes+to+death+integral&source=bl&ots=gdQ6UqPPsq&sig=ACfU3U2afYkc994zgyaJe5KcPxQtjMLH9w&hl=en&sa=X&ved=2ahUKEwj-3rHg_M3zAhVC3qQKHX0ZB8MQ6AF6BAgCEAM#v=onepage&q&f=false

Integral Life Practice: A 21st-Century Blueprint for Physical Health, Emotional Balance, Mental Clarity, and Spiritual Awakening
By Ken Wilber, Terry Patten, Adam Leonard, Marco Morelli
2008

О книге: https://books.google.by/books?id=Agn62MUawEIC&source=gbs_navlinks_s


Ещё пара слов про театр внутри

Похоже, предыдущий мой текст про театр https://kurmanka.livejournal.com/119224.html получился непонятным. Попробую кое-что уточнить. Он весь про то, как работает обыденное сознание и человеческий ум. 

Есть я, и есть внешний мир, реальность. Я могу познавать внешний мир только через свои органы чувств: зрение, слух и прочее. Но между мной и органами чувств стоит мой мозг / ум. Всё моё восприятие проходит через фильтры мозга и ума. Но это не просто пассивные фильтры, которые что-то пропускают, а что-то скрывают. Мои мысли, мои чувства, мои воспоминания, мои ожидания, мои представления + биохимия моего мозга напрямую влияют на то, что я воспринимаю и иногда подменяют собой то, что действительно происходит в мире.

Collapse )

Театр одного зрителя

В моей голове происходят странные вещи. Там разыгрываются сцены. Чаще всего, в этих сценах я — главный герой: злодей или жертва. Там аплодисменты звучат со сцены. Там в зрительном зале я один. И всё представление для меня. Но я не могу его остановить и не могу выйти. Там актёры бездарны. Они пафосны и вычурны. Их реплики лишены полутонов, зато много мата. Там идут бесконечные репетиции. Только в глубоком сне они на время прекращаются. В остальное время я не могу их остановить. Там единственное окно — в мир — и оно находится прямо за сценой. Когда я смотрю в окно, актёры тоже смотрят, но не молчат. Они комментируют всё, что они видят. Я иду в парк и смотрю вокруг, они говорят: “Дерево!”. Я смотрю на человека, они его обсуждают: походку, одежду, выражение лица, что угодно. Обычно они придирчивы и недовольны. Они очень хорошо помнят мои ошибки, промахи и недостатки. Они очень подозрительны. А иногда там нет никакого спектакля, но со сцены кто-то гнусавым голосом перечисляет всё, что я не доделал или недосказал. Или заново пересказывает то, что я когда-то видел, думал, или чувствовал. После почти каждой сцены кто-то восхищённо аплодирует и кричит “браво”. И тот, кто это кричит — тоже на сцене. Выходит, что на моей внутренней сцене есть свои зрители, и представление идёт часто для них, а не для меня. Я бы и рад иногда просто смотреть в окно, но актёры мелькают перед взором, и зрители шумят. Вот опять, и я уже не помню, чем хотел закончить эту мысль.

искусство из-за пределов

Я нахожу себя неспособным породить какую-нибудь оригинальную мысль или образ. Всякая моя мысль вытекает из предыдущих, а часто повторяет их, иногда лишь новыми словами. Большую часть времени мой ум проговаривает себе какие-то истории о себе самом. Большая часть образов слеплены из моего прошлого или несостоявшихся фантазий, и услышанных, увиденных историй. 

На этом фоне шикарным мне представляется искусство, типа того, что делает Sevdaliza. Меня оно восхищает, как нечто запредельное, невообразимое, мой ум не может представить себе дорожку к таким мелодиям, созвучиям, образам.

https://youtu.be/wwjlVlLAyds

тревога и факты

Современный человек испытывает столько тревоги, потому что по большей части его ум заполнен иллюзиями. 

Ум может опираться на факты. И такая опора успокаивает ум. 

Но это означает проводить работу по разбору содержимого: что факт, а что — бред, ничего не значащая случайная мысль или бессмысленное повторение давноизвестного.

Далее, когда из разнородного содержимого ума выбраны факты, их можно начать сопоставлять. Какие факты мне важны сейчас? Как эти факты связаны между собой? Какие из фактов являются неизбежной данностью, а на какие из них я могу влиять, прямо или косвенно? Через какие свои действия я могу влиять на эти факты? 

Проведя такую работу ум перестаёт плавать в океане иллюзий и тревоги. Но это РАБОТА.

Даже в условиях хаоса и неопределённости, есть базовые факты, на которые ум может опираться. Это такие факты как: пребывание в конкретной точке пространства, окружённость конкретными предметами и конкретными живыми существами, дыхание, телесные ощущения, восприятие окружающей и внутренней среды.

про роль интеллекта

Я раньше недооценивал роль интеллекта в терапии. Не в том смысле, что "нужен высокий IQ, иначе терапия бесполезна". А в том смысле, что в терапии интеллект должен быть активен, не должен спать, должен быть озадачен и служить хозяину.

Всякий внутренний конфликт, всякая невротическая мысль или импульс, или поведение — должны стать поводом, задачей, актуальным вопросом в том числе для интеллекта. 

Обнаружив у себя странную мысль, не странно ли её оставить без внимания? Не задуматься, откуда она пришла? Куда она вас ведёт? 

Додумать мысль до конца — вот подвиг наших дней. Как говорил Ослик Иа, "Какой из этого следует вывод?"

Почему это подвиг? Потому что ум (и мозг) очень не любит работать. Гонять мысли по кругу — это не работа. А вот держать одну мысль в фокусе внимания, или — ещё лучше — две разнонаправленных — вот работа. Прислушиваться к телесным реакциям, продолжать дышать, смотреть, как меняются чувства, при этом, например, ещё и понимать другого человека... Вот работа для интеллекта.

Ум так и норовит прислониться к привычному, знакомому. Даже если оно и не очень приятно, но так не хочется работать... Всё привычное — так соблазнительно. Даже если ведёт в тупик, но это такой родной тупик... 

Повседневный ум всеми силами старается не вставать с дивана, не принимать вертикальное положение. Стоять на своих ногах — например, принимать решения, за которые потом придётся отвечать — дольше нескольких секунд ему невыносимо трудно.

12 августа 2020

В моей стране, в Республике Беларусь, настали тёмные времена. 

Те, кого нагло, бессовестно обманули, унизили и запугали, жаждут мести, жаждут расправы. Мне это очень понятно. Я тоже жажду, я тоже полон ярости. Но нельзя.

Нельзя беззаконием остановить беззаконие. 

Нельзя насилием остановить насилие. 

Как бы мы не называли наших "политических оппонентов", они — люди. Какие бы зверства они не творили, они — люди. Никто не свят; я не святой. Я не могу судить их, и не хочу.

Уверен, среди чиновников были и есть сомневающиеся. Есть те, кто устал выполнять тупые инструкции, и кто понимает бесперспективность режима.

Я уверен, среди милиции, армии есть люди, которые не хотят и не хотели стрелять; их заставили. Радикальная молодёжь с "коктейлями молотова", называние милиционеров "мразью", призывы "заколоть, как свинью", публикация личных данных ОМОН-овцев с призывами отомстить им — всё это отвратительно. Это увеличивает разрыв и ведёт к войне.

Nexta с его телеграм-каналом является важным источником информации, но он подстрекает, провоцирует нас и наших детей на очень опасную игру. 

Законность и мир легко разрушить, очень трудно потом восстановить.

суб 1 авг 2020

Иногда мне нравится собирать разные метафоры на какую-нибудь одну тему.

В одном из выпусков Making Sense подкаста, кажется в вот этом: https://samharris.org/subscriber-extras/209-a-good-life/ (с участием Scott Barry Kaufman), гость предложил вместо "пирамиды Маслоу" метафору путешествия на лодке. Если в лодке течь (то есть, неудовлетворены базовые потребности), то вы будете целиком заняты этим. Но если лодка в целостности, более-менее, то вы будете смотреть по сторонам, думать, куда, как и с кем вы хотите плыть. Условно говоря, будете заниматься самореализацией.

С другой стороны, мне очень нравится метафора Ольги Шотландии, цитирую по памяти "Ты не летаешь не потому, что хвост мешает, а потому, что крылья не отросли!". Я понимаю это так: лодка никогда не будет в идеальном состоянии, хватит под ноги пялиться. Пора уже и на парус обратить внимание, открыт ли он, откуда и куда ветер дует, и что вокруг.

Сложность при разработке software

Основной длящийся во времени вызов, который держит меня в профессии инженера/менеджера — вызов сложности. Сложность всегда наступает, иногда создавая впечатление хаоса, и только направленные усилия — мои и команды — этому противостоят.

Это чем-то похоже на тетрис: сверху падают новые хотелки и требования заказчика, баг-репорты, идеи от программистов, новые версии библиотек-зависимостей и операционных систем (и устаревание старых). Когда ты не успеваешь это всё укладывать ровными рядами, то они превращаются в нагромождение. 

Когда проект разрабатывается годами, нагромождение неизбежно. Вместе с нагромождением требований, фич и кода, растёт хрупкость системы и постепенно сложность становится ключевым ограничением развития, узким местом развития. С этим приходится как-то разбираться.

Как?

Есть один очевидный, "в-лоб" способ: документировать. Документировать требования, документировать архитектуру, снабжать код комментариями. И у этого способа есть своя цена. 

Во-первых, это увеличение объёма текста, информации. По мере роста объёма текста, требуются всё новые и новые введения, индексы и перекрёстные ссылки; по мере добавления комментариев в код, он становится "разбавленным". В какой-то момент возникает соблазн/необходимость составить список документов, а затем и список списков и возникает новый "фронт" нагромождения.

Collapse )