September 10th, 2012

про безумие

В книге "Полночные размышления семейного терапевта" Карл Витакер высказывает простую, но неожиданную для меня мысль: люди сумасшедшие в некотором смысле более сильны и цельны: они сохранили свой психоз не смотря на давление общества. Люди "нормальные" отказались от своего безумия в пользу социального благополучия; они научились скрывать свой психоз, обманывая себя и окружающих. (Это не цитата, это я так запомнил.)

И, мне кажется, об этом же вот этот афоризм от Вики Пекарской: Нам не хочется думать о том, что уважение других – это следствие качественного выполнения норм общества. Уважение -- результат подчинения и предсказуемости в поведении. А то, как общество относится к сумасшедшим -- это, в некотором смысле, наказание за их непокорность, за силу их упорства, за их смелость.

И это должно несколько сбить терапевтический пыл начинающего терапевта: лечить кого-то только потому, что его картина мира не очень соответствует твоей реальности? Не стоит, если он не просит. Может быть ему так лучше? А с другой стороны, безумная часть как-раз очень хочет всех вылечить, и сделать это быстро, и прославиться.

По крайней мере, мой пыл это несколько сбивает.

Мне вспоминается одна женщина, которая будучи уже в зрелом возрасте придерживалась весьма наивных взглядов в некоторых сферах. Она всё ждала, когда же сказка, в которую она верила, начнёт воплощаться; и была весьма настойчива в этом. Сказка всё не начиналась. И сейчас она сдалась, подчинилась. Нашла работу; не очень душевную, но оплачиваемую, трудится как пчёлка, устаёт. Она потеряла часть своих иллюзий, отказалась от них, и это -- цена, которую ей пришлось заплатить. Стала ли она счастливее сейчас? Я не знаю, и я не уверен. А раньше был уверен, что ей нужно избавиться от этих иллюзий.

И, мне кажется, терапевту для работы придётся познакомиться со своим безумием, сделать его явным для себя, и признать его. Примириться с ним в какой-то степени. Про это и мои некоторые посты в этом журнале.

двенадцатый день

О, я снова ничего не хочу писать. Не хочу выбирать тему. Не хочу выбирать способ. Не хочу это писать. Я вообще не хочу ничего писать.

У меня тяжёлая голова, давление в висках, чего вы ко мне привязались, я вам ничего не должен, отвалите от меня, чего вы сюда пришли, здесь нет ничего интересного, я не обязан вам ничего показывать, даже если мне и хотелось бы, даже если мне и нравится вам здесь что-то показывать, вот видите, моё сознание расщепляется, это всё из-за вас! Я хочу просто спать, хотя сейчас я не уснул бы, просто жить, быть любимым, работать, общаться, мне больше ничего особо и не надо, я ж человек простой.

Ну пусто у меня в голове сейчас. Ничего нет! Только ощущение давления, боль.

* * *

Вчера я назначил всем постам в этом проекте тэг "дневник". И придумал кодовое название "Дневник-30". А сейчас у меня родилось название "Этнографическая экспедиция во Внутреннюю Монголию". Кто не знает, что такое этнографическая экспедиция, читайте ЖЖ Артемия Лебедева. А кто не знает, что такое Внутренняя Монголия, читайте Виктора Пелевина, "Чапаев и пустота".

* * *

Когда я перечитываю первую часть этого поста, мне становится стыдно. И знаете что? Я испытываю извращённое удовольствие писать про свой стыд. Я ведь много про него пишу. Часто упоминаю. В этом есть свой тонкий нарциссизм: "Вот, я про свой стыд много понимаю, и даже пишу о нём, и мне не стыдно о нём писать, вот, какой я продвинутый, не то, что вы, вот, ага!".

* * *

Кстати, я кому-то дал свою книгу Кена Уилбера "Проект Атман", и не могу вспомнить -- кому. Давно было. Пожалуйста, если моя книга у вас -- отзовитесь. Хочу кое-что перечитать, очень нужно.


* * *

И мне вспоминается одна девушка, которая про мой блог говорила что-то вроде того, что я здесь душевный стриптиз устраиваю, но, увы, это получается не эротично, как бывает с хорошим стриптизом, а порнографично скорее. Короче, я так понял, что ей было неприятно меня читать. Это я так непрямо вроде говорю вам: ау, скажите мне ещё раз, что вам даже на этот раз нравится меня читать, убедите меня, что я хорошо танцую; умоляйте меня продолжать.

Да, о, да, ещё!..