Ваня Курманов (kurmanka) wrote,
Ваня Курманов
kurmanka

пятнадцатый день

Я лежу на втором этаже двух-этажной кровати, на боку, лицом к стене. В комнате играет музыка, и это -- какая-то современная российская песня от Алсу и ещё кого-то. Песня про "спи, мой мальчик, и пусть ангелы наши подремлют на облаках, а через много лет ты доверишь мне своего сына, и заснёшь спокойно, потому что он будет с мамой." Я не люблю такие песни. Но я лежу, слушаю, и что-то во мне откликается на эти звуки и на эти слова.

Я замечаю это, но сначала моя реакция: стоп! останавить это это. "Брр. Мне чем-то нравится такая песня? ТАКАЯ песня? Так быть не должно." Но чуть позже я позволяю этому происходить и ощущаю волну мурашек, разливающуюся внутри тела.

Какая-то часть меня не хочет признавать, что эта песня во мне вообще какие-то чувства цепляет. Почему? Потому что это "российская попса". Потому что, что это наивная, глупенькая песня. Более того, это наивная глупенькая песня о том, как мама строит далеко идущие планы на своего сына. Моя психотерапевтическая часть мгновенно ставит "диагноз": слияние тревожной нарциссической мамы с ребёнком. На основании такого "диагноза" песня отбраковывается, признаётся "недостаточно хорошей", "недостаточно взрослой". Соответственно, мне не гоже радоваться такой песне.

Дальше я слышу иностранную песню, спетую мужским голосом, про то, как он думает о ней всё время. Он делает то, и думает о ней, он делает это, и думает о ней. Опять включается терапевт, и снова ставит диагноз: любовное слияние.

(Вообще, я стал замечать, что ситуации, когда во мне включается терапевт -- это ситуации, которые я сам по себе плохо переношу, с которыми мне трудно справляться. Я имею в виду ситуации, вне собственно терапевтической работы. Например, когда терапевт включается в семье или с друзьями.)

Дальше играет какая-то музыка без слов, а потом -- наконец! -- песенка про прощание, про "болезненный выход из любовного слияния", про то, как девушка кусочек за кусочком, поцелуй за поцелуем отпускает своего любимого. И мой внутренний терапевт довольно молчит, мягко улыбаясь. Хоть что-то.

И вдруг я впервые понимаю, что в каком-то смысле я отравлен гештальтом и терапией. Я уже не могу воспринимать по прежнему 99,5% романтических песен и стихов, 99,5% фильмов о любви. Почти все они теперь оказываются безнадёжно классифицированы как "про слияние", а значит -- банальны, наивны, преувеличены, и нет в этих историях ничего, кроме бреда влюблённых. Бесконечно повторяемого на разные лады одного и того же бреда любви. Детский сад.

Ну когда уже люди созреют чуть повзрослеть? Ну когда они уже начнут признавать другого, ценить диалог с другим, "Я -- Ты" отношения?

А с другой стороны, это их право. Но для моего внутреннего безумного терапевта труднопереносима детскость окружающего общества. Он так ненавидит эту детскость, что не хочет признавать её в себе, и мечтает вылечить в других!

* * *

Вот так я выгляжу сегодня.

Tags: безумие, дневник, про меня
Subscribe

  • 12 августа 2020

    В моей стране, в Республике Беларусь, настали тёмные времена. Те, кого нагло, бессовестно обманули, унизили и запугали, жаждут мести, жаждут…

  • суб 1 авг 2020

    Иногда мне нравится собирать разные метафоры на какую-нибудь одну тему. В одном из выпусков Making Sense подкаста, кажется в вот этом:…

  • Сложность при разработке software

    Основной длящийся во времени вызов, который держит меня в профессии инженера/менеджера — вызов сложности. Сложность всегда наступает, иногда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments