Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

верхний пост: кто я? про что я?

Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

различение потребностей

Сегодня пост цитат. Тема прежняя: терапия и личностный рост, со всем его пафосом.

Иска Зальцбергер-Виттенберг, Психоаналитический инсайт и человеческие отношения (по-русски издана в 2006 году). Автор обсуждает/описывает развитие отношений матери и ребёнка и возможные трудности (типа, “что может пойти не так”). Среди прочего она пишет:

[Ребёнок] нуждается в помощи матери, для того чтобы справится с душевной и физической болью и чтобы отличать материальные и эмоциональные потребности.

Если мать не может выдержать душевную боль ребёнка или свою собственную и обращается со всей болью как с физической, то тем самым она поощряет соматизацию ментальных процессов и подмену эмоциональных нужд материальными ценностями.

Конец цитаты. Легко сказано, правда? Но блин, насколько я вижу, всем вокруг не помешало бы несколько инъекций такой помощи такой матери, чтобы научиться отличать материальные и эмоциональные потребности. Мне кажется, мир бы сильно отличался от того, что мы имеем сейчас, если бы мы умели чётко различать эмоциональные потребности и материальные.

Теперь цитата Дениса Андрющенко:

Осознавание гнева довольно полезное занятие. Рискованное, но полезное. Осознавание гнева это важный шаг в осознавании своих желаний, а осознание желаний шаг в понимании потребностей. Потом уже можно придумать как их удовлетворять. (источник, fb)

Ну и бонус для тех, кто понимает по-английски, на ту же тему: How adverts refuse to sell us what we want by The School of Life

про жизнь – имею право

Я очень долго терпел. Я терпел всякое, от разных людей. Я старался быть мудрее, быть понимающим, быть взрослым и сильным. Я осознал, что терплю годами, десятилетиями. Годами и десятилетиями я сдерживаю свою злость. И я не намерен больше терпеть и сдерживать. Отныне я буду защищать свои границы от любых наездов и нападений. Это касается женщин и детей. Это касается родителей и других родственников. Это касается мужчин. Это касается всех, кто попадает в поле моего зрения, или не попадает. Мой манифест сегодня:

Я ИМЕЮ ПРАВО БЫТЬ. И Я БУДУ БОРОТЬСЯ ЗА СВОЁ: ЗА ЖИЗНЬ, ЗА ПРАВО ЧУВСТВОВАТЬ ТО, ЧТО Я ЧУВСТВУЮ. ЗА ПРАВО ХОТЕТЬ ТОГО, ЧЕГО Я ХОЧУ. ЗА ПРАВО ГОВОРИТЬ ИЛИ ПИСАТЬ ТО, ЧТО Я ДУМАЮ. ЗА ПРАВО ЖИТЬ ТАК, КАК Я СЧИТАЮ НУЖНЫМ.

Этот манифест может показаться детским или подростковым по настроению. И я это не отрицаю – он запоздал. Мне стоило принять это раньше, и мне очень жаль, что мне потребовалось столько времени на эти простые вещи. И может быть я уже писал что-то похожее три месяца назад. Но это мелочи, по сравнению с поднявшейся накопленной злостью и ликованием от того, что теперь я могу жить по-другому.

интимность и близость

пока ЖЖ лежал на прошедшей неделе, я нашёл пару слов и запостил их в незалежный маленький бложик. Теперь переношу сюда.

Поскольку читаю Дэвида Шнарха “Страстный брак” по английски, и читаю увлечённо, не могу не думать о том, как это перевести на русский. И некоторым понятиям очень сложно найти адекватное русское слово. Но вот слово intimacy — вполне переводится на русский как интимность. Хотя в русском психологическом языке есть близкое слово близость. Причём речь не о сексуальной близости; близость совершенно возможна между не-сексуальными партнёрами.
Но в одном месте Шнарх явно пишет: Intimacy is often confused with closeness, … И здесь уже closeness несколько озадачивает.
Но сейчас всё же об интимности. Я стал искать в русском интернете, что он знает про это. И нашёл очаровательный текст на эту тему из книги Эрика Берна “Формы человеческих отношений”. Привожу его полностью:

Интимность

Чем ближе становятся люди, тем более независимыми и самостоятельными становятся их отношения. Поэтому о самых близких отношениях мы знаем меньше всего. Люди, например, пытались определить интимность в течении 5000 лет вплоть до современности с незначительным успехом. Однако я думаю, что используя идею эго-состояний, мы можем сказать о ней больше, чем кто бы то ни было раньше.
Интимность — это искреннее отношение на уровне Ребенок-Ребенок без игр и взаимной эксплуатации. Они устанавливаются Взрослыми эго-состояниями обеих сторон так, что они очень хорошо понимают совместные контракты и обязательства друг перед другом, причем иногда не сказав об этом ни одного слова. По мере того, как это понимание становится более ясным, Взрослый постепенное покидает сцену, и, если Родитель не мешает, Ребенок становится все более и более раскованным и более и более свободным. Действительные интимные трансакции происходят между двумя Детскими эго-состояниями. Взрослый, однако, по-прежнему остается на заднем плане как наблюдатель для того, чтобы быть уверенным, что обязательства и ограничения выполняются. Взрослый также имеет задание удерживать Родителя от вторжения и разрушения ситуации. Действительно, способность к интимности зависит от способности Взрослого и Ребенка не допускать Родителя когда нужно, но еще лучше, если Родитель благожелательно дает разрешение, или, самое лучшее, поощряет к продолжению отношений. Поддержка Родителя помогает Ребенку избавиться от страха перед интимностью и гарантирует, что его не будет сдерживать бремя или угроза вины.
Реальность этого диалога между тремя эго-состояниями может быть проверена любым внимательным человеком, который близок к тому, чтобы вступить в интимные отношения. Если он внимательно прислушается к голосам в его голове, он услышит Ребенка, с энтузиазмом высказывающего желание идти вперед и познакомиться с человеком лучше, Взрослого, говорящего: “Я думаю, ты нашел правильного человека”, и Родителя, либо ворчащего о каких-либо вопросах типа социального устройства или религии, либо вставляющего самые одобрительные комментарии типа: “Ты заслужил право хорошо провести время в свой отпуск, но когда вернешься обратно, будешь старательно работать”, на что Ребенок с готовностью кивает и обещает так и сделать.
Поскольку Ребенок свободен от Взрослой осторожности и Родительского критицизма, он испытывает чувство подъема и осведомленности. Он начинает видеть и слышать, и чувствовать так, как это ему действительно хочется, так, как с самого начала чувствовал прежде, чем он был испорчен его живыми родителями. В этом автономном состоянии ему больше не требуется ни давать вещам имена, как этого обычно добивался Взрослый, ни отчитываться в своем поведении, как этого требовал Родитель. Он свободен отвечать прямо и спонтанно на то, что он видит, и слышит, и чувствует. Поскольку обе стороны доверяют друг другу, они свободно открывают друг другу свой тайный мир восприятия, опыта, поведения, не спрашивая ничего взамен, кроме наслаждения открываться без страха.
Для того, чтобы иметь этот вид отношений, Ребенок должен освободиться от внутреннего Родителя по той же самой причине, по какой он должен отделиться от реальных родителей. Беззаботное сексуальное удовольствие и интимность, например, будут почти невозможны, если один из его живых родителей будет стоять позади него, и те же трудности возникнут, если станет активным внутренний Родитель как призрак в спальне. Он также должен освободиться от его Взрослого, поскольку его Взрослый ждет от него поисков смысла. Поиски смысла — один из первых способов, каким родители портят своих детей. К примеру, они не долго дают им слушать с чистым и спонтанным удовольствием. Рано или поздно, в момент, когда ребенок слушает песню птицы, отец и мать скажут “Птичка, птичка”, и ребенок должен повторить “Птичка, птичка”. Позднее ему может быть придется научиться называть разницу между воробьем и сойкой. Эта Взрослая деятельность отвлекает Ребенка от слушания. Конечно, такое обучение необходимо и ценно, и ребенок не мог бы выжить без него в свои взрослые годы. Что оказывается неверным в большинстве случаев, это то, что человек уже никогда не оказывается снова способным приостановить это Взрослое функционирование, так что после раннего детства большинство людей никогда больше по-настоящему не слышат птичьего пения.
То же происходит с тем, как люди смотрят. Родители учат детей тому, что им не разрешается пристально смотреть на людей потому, что это грубо, за исключением случаев, когда они делают это для специальной цели, возможно в профессиональной деятельности, такой как парикмахер, дерматолог или психиатр. Результат таков, что большинство людей никогда по-настоящему не видят другого человека после возраста пяти лет. В отношениях близости каждая сторона возвращается к исходному наивному Детскому эго-состоянию, в котором она свободна от подобных Родительских запретов и Взрослых требований и может видеть, слышать и пробовать на вкус то, что предлагает ей мир, в самом чистом виде. Эта свобода Ребенка является неотъемлемой чертой близости, и она превращает вселенную, включая солнце, луну и звезды в золотое яблоко, которым могут наслаждаться обе стороны.
Бывает и такая вещь, как односторонняя близость, в которой одна сторона готова к близости, а другая сопротивляется. Это нечто вроде типичной Бальзаковской ситуации, в которой одна сторона готова к любви и любит, в то время как другая сторона лишь разрешает себе быть любимой. Такая расстановка может эксплуатироваться недобросовестными людьми для своих собственных преимуществ. Многие проститутки и куртизанки знают как освобождать открытого и интимного Ребенка в мужчинах без ослабления собственной бдительности, а сводники и хищники среди мужчин могут эксплуатировать подобным образом женщин.
“Эксперимент на близость”, в котором двое людей сидят близко друг к другу “глаза в глаза”, и поддерживают контакт посредством взгляда, разговаривая прямо друг с другом, открывает много интересных вещей о близости13. Во-первых, он показывает, что любые двое людей любого пола как чужие или просто знакомые, могут достигнуть близости за пятнадцать минут или около этого при определенных условиях. Во-вторых, он показывает, что любые двое людей, которые действительно смотрят друг на друга, и говорят прямо друг другу, всегда (как только эти и подобные “встречи” происходят) заканчивают тем, что нравятся друг другу. 14 Это показывает, что неприязнь возникает, когда (1) люди не видят по-настоящему друг друга и/или (2) люди не говорят прямо обращаясь друг к другу. Главным препятствием для близости похоже, является критический Родитель, а после него нечестный Ребенок. Это поучительно, поскольку это работает, но требуются дальнейшие исследования, прежде чем твердые выводы будут сделаны.
Однако, чтобы быть справедливым в отношении родителей, следует сказать, что среди них много таких, кто успешно учит своих детей видеть и слышать больше и лучше, быть открытым для близости, и отличать ее от сексуальности.

вся книга: http://lib.ru/PSIHO/BERN/forms.txt_with-big-pictures.html