Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

верхний пост: кто я? про что я?

Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

про интенсив

Я встретился с психотерапией в 2009 году. В 2010 мой терапевт предложила мне поучаствовать в обучающей группе по гештальт-терапии. Я согласился.

А в этом месяце я съездил на гештальт-интенсив. Это была такая сборная тусовка психотерапевтов разных уровней и мастей. Для кого-то это прежде всего – обучение и ценная практика работы. Для кого-то это было скорее большое упражнение по выживанию в обществе людей. А для кого-то это было просто сочетание работы и отдыха.

Интенсив назывался “Трудно быть человеком”.

Проходило всё на базе отдыха в Брестской области, на озере, в сосновом лесу. 12 дней: три дня, выходной, снова три дня, снова выходной и ещё три дня.

Я был впервые на таком сборище и всё мне было в новинку и интересно. Я не знал почти никого из этих людей, хотя слышал фамилии некоторых из них.

График был очень плотный и очень стабильный. Завтрак. Лекция (~45 мин). Группа (несколько часов). Индивидуальная терапия (не больше 50 минут). Обед. Небольшая сиеста (около полутора часов). Продолжение группы (ещё несколько часов). Процесс-группа (час). Ужин. По желанию: танцевально-двигательная терапия (два часа). Всё остальное по желанию: комары, озеро, шашлыки с вином, однажды был крокодил.

Впечатления.

Много новых отношений. Нас приглашали (иногда подталкивали) вступать в отношения друг с другом.

Отношения – это вообще вещь загадочная. Отношусь, нести, ноша, относительно – всё это однокоренное. Выносить из себя к другому можно разное. И можно по-разному относить себя к этому другому – по-разному чувствовать себя с этим другим.

Мы несём с собой по жизни все свои отношения с другими. Поэтому важной темой было “как завершать отношения”. Раззнакомившись в начале, мы прощались в конце.

Язык. Очень специфический язык. Разговоры про поддержку. Про фантазии. “Есть у меня такая фантазия, что ты пидорас, но стесняешься признаться себе в этом.” Вопросы о том, какой я, какой ты. “Какой ты, когда смотришь на этого человека?” Вопросы про чувства. “Из какого чувства ты это говоришь? Что с тобой происходит?” Про ответственность. “Как ты так организуешь свою жизнь, что тебя все имеют? (а ты ещё и виноватым себя чувствуешь.)”

И с одной стороны, это действительно специфический язык, и его иногда можно перевести на русский. С другой – в обыденном разговорном русском не принято говорить столь подробно об этих вещах. Поэтому там и оборотов таких нет.

Возможность ближе посмотреть на терапевтов, как на людей, не из роли клиента. И послушать их. Послушать их профессиональные междусобойчики. Послушать, как они жалуются на своих клиентов и на своих супервизоров. И послушать, как они хвастаются. Это очень ценный был опыт для меня.

С другой стороны, я не мог не любоваться публикой в верхних эшелонах этой пирамиды – тренерами. Непосредственность и живость их заметна и восхищает меня. Но, одновременно, я в лёгком ужасе от того, как многие из них курят и как много курят, в том числе во время работы.

И ващще. Джон Энрайт сравнил гештальт-терапию с просветлением в восточном смысле слова. Он назвал гештальт постепенным просветлением. Вот примерно это я и почувствовал на себе сейчас. Я не стал лушче, чище и мудрее после интенсива. Но я стал спокойнее. Я стал чуть более пофигистом. Я стал чуть более расслабленым.

Ну, то есть, я таки стал немного мудрее, да. :) И меня не волнует, если вы мне не верите. :)

С другой стороны, это похоже на насыщение. Как будто я очень вкусно и плотно покушал. И конечно, этот голод частично вернётся. Теперь мне будет проще его удовлетворить – есть успешный опыт.