Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

верхний пост: кто я? про что я?

Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

отзыв на помощь Татьяны Светлаковой

(Этот отзыв был изначально опубликован в facebook два дня назад: https://www.facebook.com/ivan.kurmanov/posts/10156546115638829

У меня были проблемы в последнее время — хроническое избыточное мышечное напряжение в низу спины (пояснице, крестце), ягодицах, бёдрах и (позже) в голенях. Поясница иногда болела, но даже когда она не болела, она ныла; я не мог это не замечать. Было непроходящее желание растягивать её; однако никакие движения не приносили мне облегчения, только если очень мимолётное.

Иногда поясница начинала болеть при езде на машине (за рулём).

Будучи человеком с сидячей работой, я, естественно, решил, что всё дело в том, что я мало двигаюсь. Мышцы "засиживаются", и, от этого, страдают. Однако, когда я добавлял нагрузки, это не помогало. Я делал зарядку, бегал на месте, прыгал, отжимался. Пробовал бегать по лестницам наверх и вниз. Пробовал ходьбу с выпадами. Скандинавскую ходьбу. Плавал в бассейне. Удовлетворение от физкультуры было, а облегчения в напряжённых мышцах — нет. Ситуация вызывала много тревоги, потому что дискомфорт рос, а моё влияние на него — было стабильно около нуля.

На всякий случай: у меня за спиной много лет гештальт-терапии, несколько лет двигательных практик типа аутентичного движения и контактной импровизации, плюс ощутимый опыт медитативного прислушивания к текущим телесным ощущениям. И всё это очень ценный для меня опыт. Но в данном конкретном случае всё это не помогало мне вовсе, или помогало недостаточно.

Collapse )

итоги 2017

31 декабря 2017

Вдруг проснулся в 4 часа утра. Не знаю, почему и зачем. Но думаю, чтобы сесть и написать свои "итоги года".

Какие-то итоги я написал и в конце прошлого года (2016), но не опубликовал их. К сожалению.

По части публикации своих мыслей, своих текстов — мой воз и ныне там. Завидую людям, коллегам, которые много и свободно пишут. Что-то не даёт мне писать так часто и свободно, как я хочу. Это остаётся фактом. И я по-прежнему очень хочу, чтобы это поменялось.

Но тем не не менее, год был весьма плодотворным, просто в основном эти плоды не в сфере "творческого проявления". Хотя вот серия рисунков, неожиданно нарисовавшихся в августе, (https://www.facebook.com/ivan.kurmanov/media_set?set=a.10155695662093829.1073741825.577833828&type=3) — ею я очень доволен.

* * *

Много моего времени ушло в этом году на игры. Это в первую очередь The Last of Us (на PS4). Игра очень понравилась. Основную игру прошёл — был захвачен историей. Multiplayer режим (онлайн, банда на банду) оказался безумно тяжёл для меня. Выживать в нём для меня оказалось очень трудным, а раз за разом умирать — весьма фрустрирующим делом (печаль и злость!).

Сейчас много времени уходит на Clash Royale. В эту игру пригласил меня сын, она на телефоне, и она затянула меня. Чувства у меня к ней весьма амбивалентные.

Ещё из игр хочется упомянуть Patapon (её перевыпустили для PS4, а когда-то я играл в неё на PSP). Эту игру трудно не любить!

* * *

Профессионально это был насыщенный год. Работы было много и сделано было много. Я был перегружен работой в начале года и это продолжалось, в какой-то степени, весь год. Так что тот, кто в моей голове выдаёт диагнозы, добавляет к игровой зависимости трудоголизм.

Выделил список основных ролей, которые я играю в основном моём проекте:
— директор (организатор, ответственное лицо)
— руководитель проекта
— бизнес-аналитик / специалист по требованиям
— системный архитектор
— технический писатель

Похоже, что мне жутко не хватает признания своих талантов/успехов среди коллег по этим областям, по крайней мере по последним 4 пунктам этого списка. Но чтобы получить это признание я почти ничего и не делал пока. Есть подозрение, что из-за этого мне так трудно делегировать эти дела другим людям. Пока не получил признания, трудно присвоить себе достигнутое и отпустить.

И в этом году есть ощущение, что больше всего я продвинулся как аналитик/инженер по требованиям. Как будто выкристализовались некоторые понимания и навыки.

* * *

Не могу не наблюдать, как меня носит и качает из стороны в сторону.

Среди прочего, в этом году было сильное увлечение основами электротехники. Сыну подарили конструктор-набор Матрёшка от фирмы Амперка http://amperka.ru/ , а я (с его согласия) этот набор окуппировал и самозабвенно конструировал. Благодаря этому набору — в него была вложена брошюра с объяснениями, я наконец уловил закон Ома и чем отличается сила тока от напряжения.

Однажды ночью, на этой волне, мне не спалось и я на кухне выпаивал из старого зарядного устройства недостающий мне транзистор и другие детали, а потом пытался выяснить где какой у этого транзистора контакт, чтобы применить его в свою схему. Для того, чтобы это сделать, мне пришлось изучить несколько видео на ютубе по этой теме.

В какой-то момент своих экспериментов (в другую ночь) я нечаянно сжёг свой мультиметр. Это я пытался замерить силу тока в цепи с включённым в 220 вольт светодиодным ночником. Видимо что-то сделал не так… ;-)

Потом вдруг этот интерес угас так же неожиданно, как и появился. С тех пор на столе лежит незавершённый "автоматический" фонарик, а вокруг стола в коробочках лежит большое количество интересных запчастей… :-))

* * *

С некоторых точек зрения это был год исцеления. Во-первых, по сравнению с прежними годами, я стал гораздо более спокойным как родитель. Стыд и вина перед старшим сыном по поводу моего несовершенства, как родителя, поутихли. Мы постепенно стали гораздо теплее общаться.

Во-вторых, я стал здоровее телесно. Стал меньше болеть простудными болезнями.

А летом, прочитав случайно купленную книгу "Очаровательный кишечник" (автор: Джулия Эндерс) я нашёл решение для своего живота. У меня случались весьма неприятные боли в животе и, скажем так, недомогания. Решение оказалось простым и дешёвым: кефир.

* * *

Было в этом году много хороших дней. Когда жизнь, такая как есть — достаточно хороша. Несмотря на трудности, банальность ежедневных дел и расписания, несмотря на неидеальность и ограниченность.

Я доволен, что иногда у меня достаточно воздуха в жизни, чтобы перебирать все актуальные темы, переживания и понимать, что всё, по большому счёту, у меня в порядке. Не идеально, но — не плохо.

Грусть, радость, гордость и удовлетворение.

тихо сам с собою я веду беседу

я заканчиваю свою личную терапию. отходил 5 лет к одному и тому же терапевту, почти без перерывов (если не считать летние каникулы и некоторые виляния в последний год). в голову неудержимо лезет пафос: "вышел на финишную прямую", "обратный отсчет", "последние четыре встречи". заканчиваю с букетом чувств: грусть, тревога, благодарность, радость-гордость.

решил хотя бы ближайшие полгода новую терапию не начинать, даже если будет острое желание. но думаю, что удержусь и дольше — даю себе год на “прислушаться”.

на этом завершающем этапе главным мои запросом в терапии стала самоподдержка, в том числе самоподдержка осознавания. я об этом ведь писал в последнее время — регулярно писать в ЖЖ это один из моих инструментов. самоподдержка мне важна без "ретрофлексии". (ретрофлексией называю склонность к застреванию во внутреннем диалоге, и к удержанию внутри меня моих же порывов к миру и другим людям.)

сегодня меня вдруг прорвало. я вдруг ясно увидел, как я, оказывается, привык использовать других для осознавания. присутствие другого рядом может пробуждать силу. когда в моем пространстве есть другой, это подталкивает меня осознавать себя как отдельного и самостоятельного человека. (этот другой вовсе не должен быть терапевтом, хотя часто был им в моём случае.)

с другой стороны, когда я сам по себе, я часто бываю вял и пассивен. тут я вдруг, будто впервые, посмотрел сам на себя со стороны и увидел себя же, и спросил: "а как же я? ведь я же лучше!" (спасибо Карлссону.) Иногда очень хочется, чтобы был кто-то, кому интересна моя жизнь. но если она интересна мне самому, то не так уж и сильно это нужно. если я сам наблюдаю и сам участвую и сам строю свою жизнь, то все, что там себе думает, чувствует и делает другой -- может быть лишь приятным (или не очень) дополнением. дополнением.

поговорка про то, что "у меня есть я, и мне с собой никогда не скучно" вдруг наполнилась совершенно конкретным смыслом: ценным переживанием.

p.s. и тут я вспоминаю, что мне совсем недавно сказали, что мой ЖЖ несколько отпугивает своей аутичностью. что вроде как пишу я для себя, и непонятно, нужны ли, уместны ли здесь другие с их откликами, опытом. моя первая реакция была: да, конечно, нужны. и на самом деле моя вторая реакция такова же: нужны. другие интересны, нужны и ценны мне. просто мне безумно важно, чтобы отношения с другими здесь не сковывали меня. здесь, в ЖЖ, мне важно сохранить полную свою личную свободу. я думаю из-за этого я иногда бываю "аутичен" (что бы там это слово ни значило): чуток распугиваю всех, чтобы самому меньше боятся :) .

иными словами, я принимаю реплики-отклики на свои посты с благодарностью, если вы не особо ждёте, что я буду вашим ожиданиям (высказанным или невысказанным) соответствовать.

конференция белорусской гештальт секты

На прошедших выходных был на конференции белорусского гештальт-сообщества, то есть, сообщества белорусских гештальт-терапевтов (психологов, психотерапевтов). Для меня это уже третья конференция. Очень интересное и содержательное мероприятие; мне понравилось.

Прекрасна была лекция Константина Королёва о сектах — много иронии, но и само-иронии. Гештальт, как сообщество и система отношений, действительно обладает некоторыми признаками секты, и некоторыми признаками “финансовой пирамиды”.

Есть один аспект “гештальта как секты”, который вызывает мой особенный интерес: специфический закрытый язык. Одним из моих движетелей при создании гештальт-вики (http://kurmanka.livejournal.com/103744.html) было именно желание сделать этот язык максимально доступным. Собрать в одном месте весь гештальт-жаргон и растворить его силой своего сознания. Чего мелочиться, да? (Кстати, вики давно пора переносить на другой сайт, ибо wikispaces нас выгоняет, а времени заняться этим нет…)

Для меня оказалась наиболее актуальной тема собственной профессиональной идентичности. Эту тему грел круглый стол на тему перехода из других профессий в частную терапевтическую практику, и эту же тему терзала мастерская про “комплекс самозванца”.

Финальным был заход “троицы” Сушкова-Сорокоумов-Якубовская про параллели в развитии сексуальности, общей социализации и деловой реализации у человеков. Очень порадовало, что речь шла не только о связи этих параллелей, но и о различиях в том, чего можно добиться, работая на каждой из них. Увы и ах, заход Якубовской (на исследование ранних этапов формирования сексуальности) всё-таки самый глубинный, и, соответственно — гораздо болеее эффективный (хотя и медленный, само собой), чем любая работа в орг-консультировании, как таковом. Прекрасно, что орг-консультантам удаётся-таки отправлять некоторых своих клиентов на индивидуальную терапию.

Ну, а для меня фигура осталась прежней: что могу и что хочу делать в этом мире я?

Нет сомнений теперь, что психотерапия, которую я знаю — это не столько “лечение”, сколько помощь в развитии человека, человеков.

И для бизнеса, для деловых отношений терапия (индивидуальная и групповая) может сделать очень много. В том числе для инженерных и программистских команд, для борющихся “самураев”-менеджеров-проектов, для тех, кто зажат между капризным заказчиком, жёстким начальником и ленивыми исполнителями. Всем им приходится вступать в многочисленные отношения, выстраивать личные границы, брать ответственность и делать сложные выборы, а при этом как-то хочется же ещё и жизни радоваться. А если во всей этой деятельности приходится постоянно спотыкаться о призраки прошлого неудачного опыта, то стресс накапливается и однажды человек вдруг понимает, что он “выгорел”. Человек на этом теряет, бизнес на этом теряет. Это только один пример, на котором я пытаюсь показать возможную ценность терапии.

Уже заметно, что бизнес-среда начинает это понимать и очень постепенно начинает это использовать для получения преимущества. Меня это радует. Вот то, чем хочу заниматься я.


В целом, возвращаясь к конференции, было очень приятно провести время среди этих людей; сообщество всё-таки довольно-таки тёплое и поддерживающее. Горжусь этим.

снова о моём клиентском опыте, продолжая

После двух последних постов я ношу в себе легкое чувство вины. Дело в том, что в первом из них (http://kurmanka.livejournal.com/102441.html) -- про разницу между ожиданием и реальностью я написал, что нет ничего грандиозного в моей жизни сейчас. А в посте про метафорическое желание какать (http://kurmanka.livejournal.com/102745.html) я написал о сильном, СИЛЬНОМ облегчении, которое принесла мне терапия. Гордость, с которой я это писал на самом деле выражает мою сохраняющуюся жажду грандиозности, мечту о ней. Мечту быть большим, важным, крутым, известным. Особенно фэйсбук с его лайками провоцирует во мне этот зуд и предвкушение.

Пока я не писал несколько месяцев, меня эта жажда не тревожила. Но когда первый после паузы пост вышел, и люди стали его читать и отзываться, это вызвало такой всплеск удовольствия во мне, что я стал жадно проверять фэйсбук и почту примерно каждые 20 минут, а то и чаще. Как алкоголик в завязке, почуявший старый знакомый вкус.

* * *

Ещё я думаю об этой своей метафоре, про желание какать, об её несовершенстве. Ведь метафора позволяет схватить и ярко выразить какой-то один аспект. Остальные аспекты остаются в тени.
Так вот, если смотреть с другой стороны, то я не столько облегчился в терапии (выделил из себя лишнее), сколько получил что-то, чего мне не хватало. Главное, что я “скушал” и “переварил” в процессе терапии — достаточно доброжелательное и, при этом, внимательное, отношение ко мне со стороны терапевта.
Например, когда я думаю, что же это за внутренние опоры, которые я теперь имею внутри, то первое, что приходит мне на ум: глубоко усвоенный опыт доброжелательного ко мне отношения. По-крайней мере, это один из способов смотреть на те самые “внутренние опоры”.

Если вы скажете, “да какая же это твоя опора? это, выходит, опора на терапевта!” Я отвечу: дело в том, что этот опыт усвоен мною уже настолько, что сейчас вряд ли что-то может его поколебать. Я уже присвоил себе этот опыт и могу опираться на него даже когда мои отношения с терапевтом закончатся или если вдруг испортятся. Кроме того, с тех пор количество доброжелательного отношения ко мне со стороны мира (других людей) было столько, что уже не так глобально важны отношения именно с терапевтом.

* * *

А если продолжить всё же метафору пищевой-пищеварительной системы, то терапевт не только предлагала мне покакать, но и предлагала попить и покушать. Предлагала попить питьевой водички (а я-то привык в сухомятку!), покушать разной еды (а не только ту диету, которую я себе выбрал; условно говоря, не только жареную картошку, но и витаминчиков, овощей, фруктов, мяса и т.д.).

* * *

Интересно, что когда я начинал, если бы я прочитал такие слова про терапию, то я, возможно, насторожился бы пуще прежнего. Потому что у меня было другое мнение о том, чего мне нужно и как вообще нужно меня лечить. Ну то есть, я не понимал, что на самом деле может мне помочь; чего мне на самом деле не хватает; я был неспособен почувствовать свои действительные потребности и осознать их, но у меня были, тем не менее, представления об этом. Например, я думал, что мне нужна телесно-ориентированная терапия. (А оказалось, что и гештальт-терапия исходит из того, что чувства и потребности начинаются в теле.) Главное: я сомневался, что я достоин доброжелательного отношения, и уж точно не думал, что в этом корень моих бед.

* * *

Ещё, кроме доброжелательности терапевта для моих изменений были и другие важные, необходимые факторы. Терапевт относится ко мне стабильно доброжелательно, но без сюсюканья, без заваливания в какую бы то ни было крайность из тех, в которые я ей тщательно предлагал завалиться вместе со мной: в крайность ненависти, обиды, горевания, восторга и так далее. Терапевт доброжелателен, но опирается на реальность, позволяя мне плавать в своих иллюзиях, если мне это необходимо, но предлагая мне стать на твёрдую землю реальности, если я для этого созрел.

Терапевт внимателен не только ко мне, но и к себе, и как бы плохо не шли дела у меня в какие-то моменты, терапевт не перестаёт заботиться о себе. Сначала это наверное казалось мне диким или странным, я уже не помню. А может быть я сначала и не замечал… Но потом это оказалось очень отрезвляющим для меня. Когда я видел, что можно быть доброжелательным к другому, но не обязательно при этом жертвовать своей жизнью, своими ценностями, своими потребностями, своим восприятием и пониманием, это заставляло меня задуматься, присмотреться и примерить этот опыт на себя.

Итого: как я вижу, главное, что было исцеляющим — это сочетание доброжелательности и спокойной трезвости в отношениях со мной.

опять про терапию, одна из метафор

Только вчера я написал предыдущий пост, а тут уже следующий идёт. Похоже у меня накопилось слов. Принцессам предупреждение: впереди по тексту много упоминаний физиологических процессов.

Смотрите какое дело… Я ведь если пишу в последние годы, то почти всегда про психотерапию. И кому-то может показаться, что я хвастаюсь, говоря про свои 4 года и про свои изменения. И это правда: я действительно хвастаюсь. И вот почему. Снаружи этого не видно, со стороны — не заметить. Но внутренние изменения огромны.

Вот ради метафоры давайте представим, что я всю свою жизнь что-то кушал. Вполне себе так, сначала по-детски, а потом — “нипадецки”. А какать я почему-то не любил. На то были причины, но суть не в том. Точнее, какал я как птичка, чуть-чуть, а кушал — как человек, вполне себе с аппетитом. И внутри копилось, копилось. И я, конечно, хотел покакать, но ведь это как-то некультурно. И я уже привык к этому постоянному внутри напряжению, перестал обращать на него внимание. Я даже где-то приспособился. Не нажимать на живот, чтоб не болело. Ну да, неудобно, но я привык.

Но вот однажды внутри стало болеть. Болеть нестерпимо. И день не проходит, и два не проходит, и месяц.

Тут я вдруг читаю, про “достижения современной западной психотерапии”. И думаю, “делать нечего, придётся идти разбираться”. И я прихожу к терапевту, бо терпеть больше нету мочи, а тут говорят у них какие-то достижения. Рассказываю свою историю, а мне и говорят, “Дружочек, а какать не хочется?” Я такой: “Нет, что Вы!” Но терапевт терпелив и спокоен, и продолжает иногда мне предлагать покакать. И постепенно, постепенно мой ответ сменяется на “А что, можно?”. И я начинаю выделять из себя накопившееся. Конечно, по чуть-чуть. Конечно, стыдливо пряча глаза. Конечно, мне противно. Но я начинаю выделять и облегчаться.

Так проходит несколько лет. Давления в животе больше нет. Точнее, постоянного давления нет. В очередной раз выйдя из сортира хочется закричать от радости и облегчения! Потому что это очень, очень круто. Потому что я помню этот груз, эту тяжесть, это напряжение. Но я понимаю, что другим людям в общем-то насрать на мои радости. (Какой каламбур, однако, в этой-то метафоре!) Но облегчение такое, что хочется кричать и прыгать, бегать и скакать. Но снаружи то не видно этого всего. Снаружи видно что я стал ругаться матом и вообще вести себя, как козёл. Людям, в основном, это не нравится. А мне очень хочется поделиться с миром своей радостью.

Но как людям рассказать про всё это? Ну вот, как мог, так рассказал.

ожидание и реальность

Мой предыдущий пост http://kurmanka.livejournal.com/102275.html вызвал неожиданно много отзывов, прежде всего в facebook. Похоже, он нашёл понимание в основном у тех, кто сам “вкусил” горький плод психотерапии. Среди остальных этот пост, похоже вызвал больше вопросов. Я подумал, что часть этих вопросов происходят из смутной неясности моего поста. Я не написал в нём достаточно понятно, что изменилось, а что осталось прежним. И зачем мне вообще нужна было тратить 4 года на эту “хрень”. А ведь тут есть, что написать.

Вот эта картинка мне понравилась:
песочница-Гендальф-Нео-Матрица-609280

В каком-то смысле эта картинка передаёт моё видение моего опыта долгосрочной психотерапии, с одной очень важной оговоркой. В левой части кадр из “Хоббита”: добрый и героический волшебник Гэндальф, прекрасный образ, и вполне подходит для моей истории. А вот правая часть — Матрица со всем своим антуражем не подходит ни разу. И вот почему: Матрица грандиозна, велика и ужасна. А моя жизнь после четырёх лет просветления терапии этих характеристик лишена полностью. Никакой грандиозности, никакого величия, но и ужаса тоже нет. А что есть?

Есть обычная жизнь, обыденная, земная, ограниченная, конечная. Я живой, уязвимый человек. Я делаю, в общем, то же, что и другие обычные люди: хожу в магазин, покупаю еду; хожу на работу, работаю; люблю кушать вкусное, и вредное; злюсь на соседей, когда они шумят; стесняюсь сказать родственнице, что мне не интересно говорить на её темы; не всегда решаюсь сказать людям правду о том, что я о них думаю (или о том, что к ним чувствую). У меня устают глаза, ноги, спина, болит голова, иногда я болею. Я сомневаюсь в выборе своих целей. Я боюсь бандитов и нетрезвых мужчин. Я иногда злюсь на детей, жену, родственников. Я не стал супер-добрым, супер-мудрым, супер-богатым, супер-успешным. Я вообще не стал добрым, мудрым, богатым, успешным. С этой точки зрения я вообще не поменялся.

Итак, это было про то, что во мне осталось, как было и до терапии. Теперь, что изменилось?

Я научился говорить НЕТ. Я стал иногда ругаться матом. Я стал возмущаться там, где раньше терпел и молчал, и не мог связать двух слов. Я стал говорить о том, что мне важно и что мне нужно. Иногда даже требовать. (Пока может показаться, что годы терапии сделали меня эгоистичным козлом. С точки зрения некоторых людей — это так; но я не возражаю.)

Перечисленное выше означает, что я начал выстраивать свои отношения с окружающими людьми. Я стал договариваться с людьми там, где раньше я просто уходил из отношений. И некоторые люди стали откликаться на это. Оказалось, что если ясно говоришь, что тебе важно, то люди иногда понимают. Иногда понимают, иногда — нет. Гарантий нет, и никто их не даёт. Но шанс есть.

И я оказался способен говорить о себе, искренне, и писать о себе, о своих чувствах публично. Я стал лучше понимать окружающих. Моя способность находиться в близких отношениях выросла в разы (если бы можно было её измерить). Моя способность осознавать свои ощущения и чувства выросла в разы. У меня (снова) появились друзья и я научился принимать от них поддержку, когда мне это нужно.

Иногда у меня случаются приливы глубокого спокойствия, когда даже посреди “житейской бури” я вдруг понимаю, что “да, происходит какой-то бардак, но мне всё-равно хорошо”.

Внутри появились опоры, и эти опоры — мои собственные, а не хрупкие костыли чьих-то идей, теорий, учений или религий. На этих опорах я живу, и мне там нравится. Ещё раз: там не шикарно, там нет гламура, это внутреннее пространство не лишено мусора, пыли, лишних предметов, но это моё пространство, и мне там уютно бОльшую часть времени.

Я стал относится к себе с уважением. Я перестал думать о себе то как о ничтожестве, то как о непризнанном гении. Я перестал требовать от себя сверх-доброты, сверх-достижений, совершенства во всём. Мои внутренние диалоги стали гораздо спокойнее, мирнее, тише. Я по-прежнему испытываю стыд, вину, злость, отвращение, сожаление, и всякие другие “негативные” чувства, но теперь я их осознаю, умею с ними справляться, нахожу, “куда их выразить” и как; я перестал в них застревать. Это большое облегчение.

Ну и это повлияло на мои отношения с другими людьми. Я стал менее требователен к другим, если это не затрагивает мои границы. Мне стало легче строить отношения с мужчинами “на равных”. (Раньше мне это было очень трудно. Я обычно впадал в крайности: или пристраиваться снизу к мужчине, испытывая восхищение, благоговение, страх; (привет, Бобров! :) ) или, редко, сверху, испытывая презрение и прочее.) Мои отношения в семье и сама семья поменялись радикально. Точнее даже было бы сказать: за время терапии я восстановил семью, которая была разрушена в момент начала.

Вот такие вот цыплята, которых по осени я посчитал. Красивого финала для моего опуса нет. Есть простой: это всё, что я сейчас хотел сказать.

(no subject)

Иду я сегодня по улице, на работу. И подумалось мне: уже скоро 4 года, как я хожу на личную терапию. Плюс обучающая группа, интенсив, специализация... И многое поменялось за это время. Но, с другой стороны, есть часть, которая не поменялась совсем.

Я всё так же хочу спать по утрам. Я всё так же не люблю чистить зубы. Не люблю напрягаться. Сомневаюсь про написанные мною тексты и начатые мною дела. И ещё что-то внутри, невыразимое для меня сейчас, что было и остаётся, и наверное не изменится до моей смерти. И это, в общем, хорошо. Кажется.

шестнадцатый день

Пора спать, но мне не спится. Я снова разжёг огонь, хотя уже вполне можно было оставить его в покое. Но мне захотелось разжечь его.

Грустно. Не получается. Никак не получается. И может быть никогда не получится. Я про диалог. Когда я говорю тебе, и ты слышишь. А потом ты говоришь мне, и я слышу. Немного хочется плакать. Но сейчас не буду. Немного.

фото 15 мин назад

Правда, гештальт как философия, и гештальт как метод не всем подходят, не всем помогают. Мне подходит, и мне помогает. Кому-то нужно другое. Кому-то третье.

Я только недавно осознал ясно, что мы, люди, отличаемся не только размерами тела, но и формой его, пропорциями. Это, казалось бы, очевидно, но я как-будто до недавнего времени в глубине ума верил, что есть правильная форма, истинный шаблон, со своими пропорциями, и есть разные размеры. А ведь на самом-то деле "правильной" нету. Есть средние формы и пропорции. Не более, чем средние.

Так и внутри...

"Ну а дальшебольше я не знаю, что сказать." (это цитата.)

от 17 сентября: поправил цитату и добавил ссылку