Category: медицина

верхний пост: кто я? про что я?

Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

что самое главное в психотерапии?

Уважаемые коллеги психотерапевты!

Я провожу исследование на тему психотерапии, и прошу вас ответить на некоторые вопросы. Полагаю, что у каждого из вас есть некоторое собственное представление о том, что такое “хорошая” терапевтическая работа. Есть некоторое, возможно, смутное, представление об “эффективной” терапии. Понятно, что нет ясной и принятой всеми формулировки: что такое эффективная / хорошая работа. Тем не менее. Пожалуйста, поделитесь своими взглядами и идеями на этот счёт. А я беру на себя обязательство обработать все ваши ответы, проанализировать и опубликовать результат. Если какие-то из вопросов вам кажутся эквивалентными — так и напишите, пожалуйста, или продублируйте свои ответы.

Будет очень ценно, если вы объясните ваши ответы, снабдите их пояснительными комментариями.

1. Как вам кажется, что самое главное в вашей работе?

2. Какие идеи, теории, понятия помогают вам сильнее (чаще) всего в этом деле?

3. Если бы вы были поставлены перед необходимостью очень кратко изложить суть вашей работы и суть того, как вы её делаете, скажем, в 5 обучающих модулях или в 5 предложениях, каковы были бы темы этих пяти модулей (эти предложения)?

4. Каковы, на ваш взгляд, главные свойства личности, которыми должен обладать терапевт, чтобы его работа могла быть хорошей терапией?

5. Какие самые главные профессиональные навыки, которыми должен обладать хороший терапевт?

6. Что самое главное в технической стороне психотерапевтического дела?

7. На что в процессе работы должен обращать внимание начинающий терапевт? (не более 5-7 пунктов)
Каковы самые важные, самые опасные ошибки, которых важно НЕ допускать в работе терапевта? (не более 5-7)

Ваши ответы можно присылать в любом виде на электронную почту: duraley@gmail.com, оставлять здесь или заполнить на форме вот тут. Пожалуйста, если присылаете на почту, укажите, можно ли публиковать ваше имя в связи с вашими ответами.

Заранее спасибо.

суть гештальт-терапии как метода психологической работы

Пара слов о том, как я сейчас понимаю суть гештальт-подхода как метода (техники) психологической работы. (Кроме техники есть ещё и другие терапевтические факторы — терапевтические отношения и сеттинг, но сегодня не об этом.)

Гештальт-терапия — это терапия незавершённых ситуаций, незавершённых дел и незавершённых отношений. Это терапия завершения незавершённого.

Само слово “гештальт” с некоторой оговоркой означает “ситуация”. Оговорка заключается в том, что слово “ситуация” обозначает положение людей или вещей в конкретной точке времени и пространства, в то время как гештальт — это процесс, разворачивающийся во времени. То есть, гештальт — это ситуация в развитии.

Восприятие и удовлетворение потребности человека происходит гештальтами.

Ключевая модель гештальт-терапии — цикл контакта (она же — цикл опыта). Цикл контакта — это модель, описывающая процесс возникновения и разрушения гештальта, развития значимой ситуации.

В каждом цикле внимание человека постепенно проходит через этапы:

1. блуждающего, несфокусированного восприятия всего, что есть внутри и вокруг (восприятие фона);

2. фокусирования на чём-то одном: одна потребность становится ведущей. Человек (часто — неосознанно) ищет и находит какой-то способ её удовлетворить.

3. внимание фокусируется на том, что во внешнем мире может удовлетворить потребность: на объекте или человеке (то, на чём фокусируется внимание называется фигурой); происходит контакт;

4. постепенно, по мере удовлетворения потребности, внимание расфокусируется, переходит с внешнего объекта на самого человека; происходит переваривание опыта,

5. внимание возвращается к восприятию фона, выбору другой фигуры и так далее к новому циклу.

Но это описание успешного цикла контакта.

А если цикл контакта прерван (любым из способов, самим человеком или внешним вмешательством), ситуация остаётся незавершённой, а потребность — неудовлетворённой.

Несколько наивным примером прерванного цикла контакта может быть такой. Я приехал к кому-то в гости, захотел кушать, меня пригласили за стол, я начал кушать и внезапно за моей спиной со страшным грохотом упал шкаф. Это прервало мой гештальт, и прервало удовлетворение потребности. С тех пор, каждый раз, садясь за стол в гостях я буду нервничать, озираться по сторонам, проверять, надёжно ли стоит мебель, и даже после этого буду чувствовать себя неуютно. А через некоторое время я буду отказываться от еды в гостях, чтобы не переживать заново этот дискомфорт. А дома, например, где ситуация другая и вовсе не напоминает мне о произошедшем случае, ничего такого со мной происходить не будет.

Так человек продолжает нести ситуацию с собой по жизни до тех пор, пока ему не удаётся её полностью завершить. В нашем примере для завершения надо заново прожить все сдержанные чувства из исходной ситуации c упавшим шкафом (как минимум: испуг и злость), найти способ выразить их словами или действиями, и, например, оценить риск повторения такой ситуации в будущем, обдумать свои возможные действия в этом случае.

Незавершённые ситуации могут накапливаться и переживаться человеком как психологический груз, тяжесть, напряжение, "противоречивые чувства", “проблемы”. Но это лишь одна из причин, почему люди приходят в терапию.

Вторая причина в том, что человек имеющий “багаж” незавершённых ситуаций из прошлого испытывает трудности ориентирования в своём настоящем. Потому что иногда незавершённые ситуации из прошлого накладываются на восприятие настоящего и искажают его. Человек, например, вместо выбранного партнёра по семейной жизни: мужа или жены, видит (слышит) свою маму, или брата, сестру или ещё кого-то из своего прошлого, и ей (ему, им) отвечает, а не своему реальному партнёру. И тогда уже сегодняшние потребности могут оказаться неудовлетворёнными из-за старых ситуаций.

Именно так и происходит накопление незавершённых гештальтов.

В процессе работы гештальт-терапевт вместе с клиентом исследует незавершённые дела клиента и помогает ему их завершить, по одному за раз. Для завершения ситуации из прошлого обычно нужно её воспроизвести, оживить в сознании. Для этого НЕ НУЖНО полностью воссоздавать всю ситуацию во всех её подробностях. Достаточно символически воспроизвести какой-то ключевой аспект — ту фигуру, восприятие которой было прервано в прошлом клиента. Таким образом, эксперимент, предлагаемый терапевтом в сессии, должен символически воспроизводить незавершённую ситуацию из прошлого клиента. (Слово эксперимент здесь трактуем очень широко; например, экспериментом является представление некой ситуации в воображении клиента.)

Чтобы быть успешным, эксперимент должен быть открытым. То есть, в эксперименте терапевт не просто повторяет некоторую (часто — травмирующую или стрессовую) ситуацию из прошлого, а мягко приглашает клиента завершить эту ситуацию, или хотя бы попробовать завершить.

Далее, если в эксперименте клиент реагирует привычным для себя образом — срывает удовлетворение своей потребности, то он это делает сам того не замечая. Задача терапевта в этом случае — замедлить клиента, попросить максимально подробно описать, что с ним происходит, обратить его внимание на то, где и как он “проскальзывает”. В этом месте для продвижения осознавания приходится фрустрировать привычный механизм реагирования клиента и его естественное желание “не погружаться в неприятное и непонятное”.

В результате хорошего эксперимента клиент либо завершает незавершённое (получает новый опыт и ассимилирует его), либо обнаруживает, как именно он сам удерживает себя от завершения. В этом случае происходит расширение осознавания клиента и он, постепенно, обнаруживает себя ответственным за это удержание. Тем самым, шаг за шагом, клиент получает возможность завершить незавершённое старое, и, соответственно — начинать новое. То есть, возвращает и/или обретает свободу.

Когда незавершённых ситуаций у клиента накопилось много, они иногда проявляются “пачками”. В этом случае начинающему терапевту бывает не просто выяснить, какой из гештальтов сильнее всего стремится к завершению здесь и сейчас. Искусный (опытный) терапевт может быстро и точно увидеть потребность и фигуру — суть именно той ситуации, что здесь и сейчас клиент пытается завершить, и предложить подходящий эксперимент. Это важная часть мастерства терапевта.


Коллеги, буду благодарен за поправки, уточнения и прочую обратную связь.

* * *

Я вместе с Юлей Мартынюк с осени 2014 года открываю регулярную терапевтическую группу в Минске. Приглашаю тех, кто стремится к свободе и ценит близость. Тел. +375 (29) 634-29-85

Бьюдженталь, цитаты из "Наука быть живым"

Джеймс Бьюдженталь, Наука быть живым, цитата:

Когда я действительно осознаю нечто важное в своей жизни, процесс совершенно другой. Во-первых, я на время “погружаюсь” в проблему. Позволяю всем ее сторонам воздействовать на меня и переживаю тревогу, гнев, напряжение и любые эмоции, связанные с ней. Но не пытаюсь, если мне удается удержаться, сразу же решить проблему. Затем, когда процесс уже запущен, я разговариваю с кем-нибудь (или, если это невозможно, пишу самому себе, но последнее время у меня есть, с кем поговорить). И единственное, что я делаю во время этого разговора, — говорю все, что приходит мне в голову относительно дела, которым я занят: что чувствую, как это на меня давит и т.д. И человек, с которым я разговариваю, просто помогает мне проговорить все это и избегает критиковать меня, давать советы или вмешиваться.

В этот момент начинает происходить интересная вещь. Когда я открываюсь изнутри так, что говорю все, что приходит в голову, возникают также многие неожиданные перспективы. То, что казалось безнадежной ситуацией, постепенно начинает приобретать новые возможности. Некоторые из этих “решений” неосуществимы; некоторые вполне реальны, но недоступны мне в данный момент; а какие-то — как я внезапно понимаю — бьют точно в цель. И еще, нечто странное происходит с самой целью — с проблемой, которая казалась такой огромной, трудной и непреодолимой. Она изменяется. Как будто я даже не могу точно припомнить, в чем она заключалась. Или, может быть, не могу вспомнить, почему она казалась такой важной; или даже я не могу понять, почему она доставляла мне столько хлопот и казалась вначале такой неразрешимой. Не всегда, конечно, но очень часто вопрос начинает уменьшаться и изменять форму.


Ещё одна:

Самое простое заключается в том, что Я являюсь центром своей жизни. Слово “Я” мы используем для обозначения того, что является нашим уникальным опытом, уникальным в том смысле, что Я относится не к объекту, который можно увидеть, а к самому процессу восприятия объектов. Точно так же, как мой глаз не может увидеть сам себя, точно так же и мое Я не может увидеть себя, не может стать объектом для самого себя. Это само видение, подлинный процесс осознания.

Если я хочу переживать свою жизнь во всей полноте, я должен переживать ее в ее центре — мне необходимо чувствовать свое “Я”. Вот что такое внутреннее осознание. Это переживание своего Я.

Я переживаю свое Я, когда точно знаю, что хочу чего-нибудь и хочу этого, потому что Я этого хочу, а не потому, что кто-то или что-то говорит мне, что я должен этого хотеть, или что большинство людей хотят этого, или что четыре из пяти авторитетных медиков рекомендуют это. Мое сознание, что я хочу, непосредственно, бесспорно и беспричинно. (Конечно, я могу оглянуться назад и найти причины или задавать вопросы и так далее, но это совсем не то, что просто хотеть.)

Хочу подчеркнуть, что ни в коем случае не преуменьшаю роль разума, критических способностей, осознания потребностей других людей, заботы о будущем или каких-либо еще аспектов бытия как целого, которые участвуют в окончательном действии, которое я могу предпринять. Например, я не рассматриваю разум и чувства в качестве противников, борющихся за господство над моей жизнью, — взгляд, популярный сегодня в некоторых кругах. Я разделяю идеал целостности, который, по моему убеждению, предполагает следование по пути, а не достижение цели. Мое внутреннее чувство — если понимать его наиболее полно — это один из аспектов той потенциальной целостности, которая составляет мою подлинную природу.

Иногда мне требуется время, чтобы обратиться к своему внутреннему чувству. Может быть, я испытываю смутное чувство голода. Если я не отправляюсь посмотреть, что находится в холодильнике, или не изучаю меню, или не думаю о том, что бы мне съесть, я могу сделать нечто другое: просто открыться самому себе и позволить своему желудку, рту и всему моему осознанию сказать мне, что я — только я — действительно хочу есть или пить. Очень существенно: если я буду делать это регулярно, и стану разумно следовать тому, что обнаружу, возможно, у меня не будет проблем с весом, диетой или с поддержанием необходимого баланса белков, жиров и углеводов, что так хорошо описано у Пирсонов.

Я могу переживать свое Я иначе, чем посредством желаний, которые слышу внутри себя. Я могу достичь ощущения вовлеченности в жизнь, если позволяю себе узнать и испытать эмоции, которые являются подлинно моими... если я позволяю мыслям свободно течь и не пытаюсь ограничивать их критериями логичности, правильности, осмысленности или какими-то другими общепринятыми нормами... если мое тело движется свободно, радостно и спонтанно... если я действительно открыт для другого человека, а тот открыт для меня... или если я глубоко погружен в свои мысли, чувства, воспоминания и влечения в процессе так называемой глубинной психотерапии.

Я в наибольшей степени чувствую себя живым, когда открыт всему многообразию моей внутренней жизни — желаниям, эмоциям, потоку мыслей, телесным ощущениям, взаимоотношениям, рассудку, предвидению, заботе о других, ценностям и всему остальному внутри меня. Я в наибольшей степени жив, когда могу позволить себе пережить, действительно реализовать все это многообразие и даже по-настоящему почувствовать и выразить свою целостность. Это звучит почти как невыполнимое требование. На самом деле это лишь кажется невозможным. Человек способен воспринимать огромное количество материала из различных источников и с невероятной тонкостью объединять его на бессознательном уровне способами, до которых далеко самым современным и сложным компьютерам. Неспособность человечества понять и оценить значение подобного объединения — это один из главных источников многочисленных трагедий, которые мы навлекли на себя. Слишком часто мы выбираем что-то одно — духовный или чувственный опыт, интеллект или эмоции, расчет или спонтанность — вместо того, чтобы стремиться к целостности, составляющей потенциал.

молитва гештальтиста от Фрица Перлза

Я делаю свое, и ты делаешь свое.
Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
И ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям.
Ты — это ты, а я — это я.
Если нам случится найти друг друга — это прекрасно.
Если нет, то ничего не поделаешь.

–– Фриц Перлз

И, чтобы потом легко было найти, "заповеди гештальтиста" от Нины Рубштейн.