Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

верхний пост: кто я? про что я?

Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

итоги 2017

31 декабря 2017

Вдруг проснулся в 4 часа утра. Не знаю, почему и зачем. Но думаю, чтобы сесть и написать свои "итоги года".

Какие-то итоги я написал и в конце прошлого года (2016), но не опубликовал их. К сожалению.

По части публикации своих мыслей, своих текстов — мой воз и ныне там. Завидую людям, коллегам, которые много и свободно пишут. Что-то не даёт мне писать так часто и свободно, как я хочу. Это остаётся фактом. И я по-прежнему очень хочу, чтобы это поменялось.

Но тем не не менее, год был весьма плодотворным, просто в основном эти плоды не в сфере "творческого проявления". Хотя вот серия рисунков, неожиданно нарисовавшихся в августе, (https://www.facebook.com/ivan.kurmanov/media_set?set=a.10155695662093829.1073741825.577833828&type=3) — ею я очень доволен.

* * *

Много моего времени ушло в этом году на игры. Это в первую очередь The Last of Us (на PS4). Игра очень понравилась. Основную игру прошёл — был захвачен историей. Multiplayer режим (онлайн, банда на банду) оказался безумно тяжёл для меня. Выживать в нём для меня оказалось очень трудным, а раз за разом умирать — весьма фрустрирующим делом (печаль и злость!).

Сейчас много времени уходит на Clash Royale. В эту игру пригласил меня сын, она на телефоне, и она затянула меня. Чувства у меня к ней весьма амбивалентные.

Ещё из игр хочется упомянуть Patapon (её перевыпустили для PS4, а когда-то я играл в неё на PSP). Эту игру трудно не любить!

* * *

Профессионально это был насыщенный год. Работы было много и сделано было много. Я был перегружен работой в начале года и это продолжалось, в какой-то степени, весь год. Так что тот, кто в моей голове выдаёт диагнозы, добавляет к игровой зависимости трудоголизм.

Выделил список основных ролей, которые я играю в основном моём проекте:
— директор (организатор, ответственное лицо)
— руководитель проекта
— бизнес-аналитик / специалист по требованиям
— системный архитектор
— технический писатель

Похоже, что мне жутко не хватает признания своих талантов/успехов среди коллег по этим областям, по крайней мере по последним 4 пунктам этого списка. Но чтобы получить это признание я почти ничего и не делал пока. Есть подозрение, что из-за этого мне так трудно делегировать эти дела другим людям. Пока не получил признания, трудно присвоить себе достигнутое и отпустить.

И в этом году есть ощущение, что больше всего я продвинулся как аналитик/инженер по требованиям. Как будто выкристализовались некоторые понимания и навыки.

* * *

Не могу не наблюдать, как меня носит и качает из стороны в сторону.

Среди прочего, в этом году было сильное увлечение основами электротехники. Сыну подарили конструктор-набор Матрёшка от фирмы Амперка http://amperka.ru/ , а я (с его согласия) этот набор окуппировал и самозабвенно конструировал. Благодаря этому набору — в него была вложена брошюра с объяснениями, я наконец уловил закон Ома и чем отличается сила тока от напряжения.

Однажды ночью, на этой волне, мне не спалось и я на кухне выпаивал из старого зарядного устройства недостающий мне транзистор и другие детали, а потом пытался выяснить где какой у этого транзистора контакт, чтобы применить его в свою схему. Для того, чтобы это сделать, мне пришлось изучить несколько видео на ютубе по этой теме.

В какой-то момент своих экспериментов (в другую ночь) я нечаянно сжёг свой мультиметр. Это я пытался замерить силу тока в цепи с включённым в 220 вольт светодиодным ночником. Видимо что-то сделал не так… ;-)

Потом вдруг этот интерес угас так же неожиданно, как и появился. С тех пор на столе лежит незавершённый "автоматический" фонарик, а вокруг стола в коробочках лежит большое количество интересных запчастей… :-))

* * *

С некоторых точек зрения это был год исцеления. Во-первых, по сравнению с прежними годами, я стал гораздо более спокойным как родитель. Стыд и вина перед старшим сыном по поводу моего несовершенства, как родителя, поутихли. Мы постепенно стали гораздо теплее общаться.

Во-вторых, я стал здоровее телесно. Стал меньше болеть простудными болезнями.

А летом, прочитав случайно купленную книгу "Очаровательный кишечник" (автор: Джулия Эндерс) я нашёл решение для своего живота. У меня случались весьма неприятные боли в животе и, скажем так, недомогания. Решение оказалось простым и дешёвым: кефир.

* * *

Было в этом году много хороших дней. Когда жизнь, такая как есть — достаточно хороша. Несмотря на трудности, банальность ежедневных дел и расписания, несмотря на неидеальность и ограниченность.

Я доволен, что иногда у меня достаточно воздуха в жизни, чтобы перебирать все актуальные темы, переживания и понимать, что всё, по большому счёту, у меня в порядке. Не идеально, но — не плохо.

Грусть, радость, гордость и удовлетворение.

различение потребностей

Сегодня пост цитат. Тема прежняя: терапия и личностный рост, со всем его пафосом.

Иска Зальцбергер-Виттенберг, Психоаналитический инсайт и человеческие отношения (по-русски издана в 2006 году). Автор обсуждает/описывает развитие отношений матери и ребёнка и возможные трудности (типа, “что может пойти не так”). Среди прочего она пишет:

[Ребёнок] нуждается в помощи матери, для того чтобы справится с душевной и физической болью и чтобы отличать материальные и эмоциональные потребности.

Если мать не может выдержать душевную боль ребёнка или свою собственную и обращается со всей болью как с физической, то тем самым она поощряет соматизацию ментальных процессов и подмену эмоциональных нужд материальными ценностями.

Конец цитаты. Легко сказано, правда? Но блин, насколько я вижу, всем вокруг не помешало бы несколько инъекций такой помощи такой матери, чтобы научиться отличать материальные и эмоциональные потребности. Мне кажется, мир бы сильно отличался от того, что мы имеем сейчас, если бы мы умели чётко различать эмоциональные потребности и материальные.

Теперь цитата Дениса Андрющенко:

Осознавание гнева довольно полезное занятие. Рискованное, но полезное. Осознавание гнева это важный шаг в осознавании своих желаний, а осознание желаний шаг в понимании потребностей. Потом уже можно придумать как их удовлетворять. (источник, fb)

Ну и бонус для тех, кто понимает по-английски, на ту же тему: How adverts refuse to sell us what we want by The School of Life

тихо сам с собою я веду беседу

я заканчиваю свою личную терапию. отходил 5 лет к одному и тому же терапевту, почти без перерывов (если не считать летние каникулы и некоторые виляния в последний год). в голову неудержимо лезет пафос: "вышел на финишную прямую", "обратный отсчет", "последние четыре встречи". заканчиваю с букетом чувств: грусть, тревога, благодарность, радость-гордость.

решил хотя бы ближайшие полгода новую терапию не начинать, даже если будет острое желание. но думаю, что удержусь и дольше — даю себе год на “прислушаться”.

на этом завершающем этапе главным мои запросом в терапии стала самоподдержка, в том числе самоподдержка осознавания. я об этом ведь писал в последнее время — регулярно писать в ЖЖ это один из моих инструментов. самоподдержка мне важна без "ретрофлексии". (ретрофлексией называю склонность к застреванию во внутреннем диалоге, и к удержанию внутри меня моих же порывов к миру и другим людям.)

сегодня меня вдруг прорвало. я вдруг ясно увидел, как я, оказывается, привык использовать других для осознавания. присутствие другого рядом может пробуждать силу. когда в моем пространстве есть другой, это подталкивает меня осознавать себя как отдельного и самостоятельного человека. (этот другой вовсе не должен быть терапевтом, хотя часто был им в моём случае.)

с другой стороны, когда я сам по себе, я часто бываю вял и пассивен. тут я вдруг, будто впервые, посмотрел сам на себя со стороны и увидел себя же, и спросил: "а как же я? ведь я же лучше!" (спасибо Карлссону.) Иногда очень хочется, чтобы был кто-то, кому интересна моя жизнь. но если она интересна мне самому, то не так уж и сильно это нужно. если я сам наблюдаю и сам участвую и сам строю свою жизнь, то все, что там себе думает, чувствует и делает другой -- может быть лишь приятным (или не очень) дополнением. дополнением.

поговорка про то, что "у меня есть я, и мне с собой никогда не скучно" вдруг наполнилась совершенно конкретным смыслом: ценным переживанием.

p.s. и тут я вспоминаю, что мне совсем недавно сказали, что мой ЖЖ несколько отпугивает своей аутичностью. что вроде как пишу я для себя, и непонятно, нужны ли, уместны ли здесь другие с их откликами, опытом. моя первая реакция была: да, конечно, нужны. и на самом деле моя вторая реакция такова же: нужны. другие интересны, нужны и ценны мне. просто мне безумно важно, чтобы отношения с другими здесь не сковывали меня. здесь, в ЖЖ, мне важно сохранить полную свою личную свободу. я думаю из-за этого я иногда бываю "аутичен" (что бы там это слово ни значило): чуток распугиваю всех, чтобы самому меньше боятся :) .

иными словами, я принимаю реплики-отклики на свои посты с благодарностью, если вы не особо ждёте, что я буду вашим ожиданиям (высказанным или невысказанным) соответствовать.

ступени интуиции

Возвращаюсь к теме контринтуитивных (нетривиальных) решений, о которой я писал не так давно http://kurmanka.livejournal.com/107161.html и цитировал там книгу Левенчука ailev.

Я заметил, что контринтутивные решения возникают не случайно, а совершенно закономерно — просто как более сложные решения для задач, для которых первые, интуитивные решения не сработали.

Например, я наблюдаю, как мой двухлетний сын пытается снять со своей ноги носок. Он хватает носок за конец, за ту часть, где пальцы, и тянет со всей доступной ему силой. Работает ли это решение? Нет, обычно его силы на это не хватает. (Попробуйте сами, если хотите.) Вот интуитивное решение — оно возникает “как-то само”, но в этом случае не срабатывает. (Например, когда он снимает варежки или перчатки — такой способ решения срабатывает на “ура”.)

Как снимает носок взрослый человек? Я, например, сначала освобождаю пятку. После этого уже возможны варианты: тянуть за носок — один из них. А вот для моего сына это (пока) — контринтуитивное, нетривиальное решение. Ну и кроме того, у него пока пальцы недостаточно ловкие, чтобы засунуть их в носок и освободить пятку.

Итак, первое условие для того, чтобы возникло хорошее контринтуитивное решение: нужно попробовать все интуитивные решения и убедиться, что они не работают.

Разработка софта: agile против водопада! Водопад — интуитивное решение. Раньше казалось (и сейчас до сих пор многим кажется): вот задача, вот мы её распишем во всех деталях, всё обдумаем и отдадим в работу, и получим нужный нам продукт. Что по факту? Да, расписали, да, обдумали, да, сделали, но что-то не так. Получили не то, работает не так. Ругались с разработчиками, наказали руководителя проекта, начали переделывать.

Agile — в большой степени контринтуитивен. Не писать спецификацию? Не оценивать задачи в часах / днях / неделях? Не требовать чёткого исполнения взятых на себя в спринте задач? Не командовать программистами? “Вы в своём уме?”

Я вижу две причины, почему более хитрые, более мудрые решения иногда требуют много времени на достижение мэйнстрима:
1. Люди не получили ещё достаточно опыта со своими интуитивными решениями. Они ещё надеются. Соответственно, всякие другие решения им представляются ненужными усложнениями.
2. Люди продолжают не замечать, т.е. игнорировать, что привычные им решения не работают, или работают недостаточно хорошо. Возможно они уже вложили слишком много сил в существующее решение. Возможно у них есть и другие сложности в переваривании опыта.

Я несколько лет говорил одному из своих заказчиков, что хочу поднять качество работы и качество кода во вверенном мне программном проекте. Но все интуитивные решения, которые у меня были, не работали или приносили очень небольшой результат. Пока не признаешь неудачу, не переживёшь некоторое разочарование, злость, грусть и печаль с ними связанную — очень трудно начать искать и воплощать какое-то новое решение.

А вот когда признаёшь, тогда можно опереться на опыт с существующим решением, и поискать более сложное, но и более эффективное. Это пример того, где и как психотерапия (работа с чувствами, все дела...) может помочь продвинуться профессионально: если терапия помогает переваривать опыт, то она помогает и находить хорошие контринтуитивные решения для сложных задач.

Психоанализ когда-то возник, как очень контринтуитивный способ помощи истеричным женщинам и другим страждущим душой. И оказался эффективен. А гештальт-терапию можно считать контринтуитивным развитием психоанализа.

В нашей культуре ведь как? Допустим, страдает некоторый человек. Что он слышит: “Да, не парься ты! Пойди напейся! Съезди куда-нибудь, развейся. Не надо принимать всё так близко к сердцу.” Это абсолютно интуитивные решения, и абсолютно бесполезные. А погружаться в свои неприятные переживания, их “мусолить”, рассказывать о них другому, или, например, высказывать свои чувства пустому стулу — это, в глазах многих, выглядит как бред, глупость несусветная. Так говорит им их интуиция. К психотерапевту обращаются и остаются люди, которые поняли: их существующие решения (способы жить, строить отношения, т.д.) не работают. И надежды на простые решения уже нет.

По мере развития человека ли, общества ли, находятся всё более и более сложные задачи. И для этих задач, постепенно приходится применять всё более и более сложные решения. То, что сейчас является хорошим (эффективным) решением, через 5 лет может стать плохим решением: и потому что задачи станут сложнее, и потому что уже станут очевидны (интуитивны) более эффективные способы.

конференция белорусской гештальт секты

На прошедших выходных был на конференции белорусского гештальт-сообщества, то есть, сообщества белорусских гештальт-терапевтов (психологов, психотерапевтов). Для меня это уже третья конференция. Очень интересное и содержательное мероприятие; мне понравилось.

Прекрасна была лекция Константина Королёва о сектах — много иронии, но и само-иронии. Гештальт, как сообщество и система отношений, действительно обладает некоторыми признаками секты, и некоторыми признаками “финансовой пирамиды”.

Есть один аспект “гештальта как секты”, который вызывает мой особенный интерес: специфический закрытый язык. Одним из моих движетелей при создании гештальт-вики (http://kurmanka.livejournal.com/103744.html) было именно желание сделать этот язык максимально доступным. Собрать в одном месте весь гештальт-жаргон и растворить его силой своего сознания. Чего мелочиться, да? (Кстати, вики давно пора переносить на другой сайт, ибо wikispaces нас выгоняет, а времени заняться этим нет…)

Для меня оказалась наиболее актуальной тема собственной профессиональной идентичности. Эту тему грел круглый стол на тему перехода из других профессий в частную терапевтическую практику, и эту же тему терзала мастерская про “комплекс самозванца”.

Финальным был заход “троицы” Сушкова-Сорокоумов-Якубовская про параллели в развитии сексуальности, общей социализации и деловой реализации у человеков. Очень порадовало, что речь шла не только о связи этих параллелей, но и о различиях в том, чего можно добиться, работая на каждой из них. Увы и ах, заход Якубовской (на исследование ранних этапов формирования сексуальности) всё-таки самый глубинный, и, соответственно — гораздо болеее эффективный (хотя и медленный, само собой), чем любая работа в орг-консультировании, как таковом. Прекрасно, что орг-консультантам удаётся-таки отправлять некоторых своих клиентов на индивидуальную терапию.

Ну, а для меня фигура осталась прежней: что могу и что хочу делать в этом мире я?

Нет сомнений теперь, что психотерапия, которую я знаю — это не столько “лечение”, сколько помощь в развитии человека, человеков.

И для бизнеса, для деловых отношений терапия (индивидуальная и групповая) может сделать очень много. В том числе для инженерных и программистских команд, для борющихся “самураев”-менеджеров-проектов, для тех, кто зажат между капризным заказчиком, жёстким начальником и ленивыми исполнителями. Всем им приходится вступать в многочисленные отношения, выстраивать личные границы, брать ответственность и делать сложные выборы, а при этом как-то хочется же ещё и жизни радоваться. А если во всей этой деятельности приходится постоянно спотыкаться о призраки прошлого неудачного опыта, то стресс накапливается и однажды человек вдруг понимает, что он “выгорел”. Человек на этом теряет, бизнес на этом теряет. Это только один пример, на котором я пытаюсь показать возможную ценность терапии.

Уже заметно, что бизнес-среда начинает это понимать и очень постепенно начинает это использовать для получения преимущества. Меня это радует. Вот то, чем хочу заниматься я.


В целом, возвращаясь к конференции, было очень приятно провести время среди этих людей; сообщество всё-таки довольно-таки тёплое и поддерживающее. Горжусь этим.

что самое главное в психотерапии?

Уважаемые коллеги психотерапевты!

Я провожу исследование на тему психотерапии, и прошу вас ответить на некоторые вопросы. Полагаю, что у каждого из вас есть некоторое собственное представление о том, что такое “хорошая” терапевтическая работа. Есть некоторое, возможно, смутное, представление об “эффективной” терапии. Понятно, что нет ясной и принятой всеми формулировки: что такое эффективная / хорошая работа. Тем не менее. Пожалуйста, поделитесь своими взглядами и идеями на этот счёт. А я беру на себя обязательство обработать все ваши ответы, проанализировать и опубликовать результат. Если какие-то из вопросов вам кажутся эквивалентными — так и напишите, пожалуйста, или продублируйте свои ответы.

Будет очень ценно, если вы объясните ваши ответы, снабдите их пояснительными комментариями.

1. Как вам кажется, что самое главное в вашей работе?

2. Какие идеи, теории, понятия помогают вам сильнее (чаще) всего в этом деле?

3. Если бы вы были поставлены перед необходимостью очень кратко изложить суть вашей работы и суть того, как вы её делаете, скажем, в 5 обучающих модулях или в 5 предложениях, каковы были бы темы этих пяти модулей (эти предложения)?

4. Каковы, на ваш взгляд, главные свойства личности, которыми должен обладать терапевт, чтобы его работа могла быть хорошей терапией?

5. Какие самые главные профессиональные навыки, которыми должен обладать хороший терапевт?

6. Что самое главное в технической стороне психотерапевтического дела?

7. На что в процессе работы должен обращать внимание начинающий терапевт? (не более 5-7 пунктов)
Каковы самые важные, самые опасные ошибки, которых важно НЕ допускать в работе терапевта? (не более 5-7)

Ваши ответы можно присылать в любом виде на электронную почту: duraley@gmail.com, оставлять здесь или заполнить на форме вот тут. Пожалуйста, если присылаете на почту, укажите, можно ли публиковать ваше имя в связи с вашими ответами.

Заранее спасибо.

суть гештальт-терапии как метода психологической работы

Пара слов о том, как я сейчас понимаю суть гештальт-подхода как метода (техники) психологической работы. (Кроме техники есть ещё и другие терапевтические факторы — терапевтические отношения и сеттинг, но сегодня не об этом.)

Гештальт-терапия — это терапия незавершённых ситуаций, незавершённых дел и незавершённых отношений. Это терапия завершения незавершённого.

Само слово “гештальт” с некоторой оговоркой означает “ситуация”. Оговорка заключается в том, что слово “ситуация” обозначает положение людей или вещей в конкретной точке времени и пространства, в то время как гештальт — это процесс, разворачивающийся во времени. То есть, гештальт — это ситуация в развитии.

Восприятие и удовлетворение потребности человека происходит гештальтами.

Ключевая модель гештальт-терапии — цикл контакта (она же — цикл опыта). Цикл контакта — это модель, описывающая процесс возникновения и разрушения гештальта, развития значимой ситуации.

В каждом цикле внимание человека постепенно проходит через этапы:

1. блуждающего, несфокусированного восприятия всего, что есть внутри и вокруг (восприятие фона);

2. фокусирования на чём-то одном: одна потребность становится ведущей. Человек (часто — неосознанно) ищет и находит какой-то способ её удовлетворить.

3. внимание фокусируется на том, что во внешнем мире может удовлетворить потребность: на объекте или человеке (то, на чём фокусируется внимание называется фигурой); происходит контакт;

4. постепенно, по мере удовлетворения потребности, внимание расфокусируется, переходит с внешнего объекта на самого человека; происходит переваривание опыта,

5. внимание возвращается к восприятию фона, выбору другой фигуры и так далее к новому циклу.

Но это описание успешного цикла контакта.

А если цикл контакта прерван (любым из способов, самим человеком или внешним вмешательством), ситуация остаётся незавершённой, а потребность — неудовлетворённой.

Несколько наивным примером прерванного цикла контакта может быть такой. Я приехал к кому-то в гости, захотел кушать, меня пригласили за стол, я начал кушать и внезапно за моей спиной со страшным грохотом упал шкаф. Это прервало мой гештальт, и прервало удовлетворение потребности. С тех пор, каждый раз, садясь за стол в гостях я буду нервничать, озираться по сторонам, проверять, надёжно ли стоит мебель, и даже после этого буду чувствовать себя неуютно. А через некоторое время я буду отказываться от еды в гостях, чтобы не переживать заново этот дискомфорт. А дома, например, где ситуация другая и вовсе не напоминает мне о произошедшем случае, ничего такого со мной происходить не будет.

Так человек продолжает нести ситуацию с собой по жизни до тех пор, пока ему не удаётся её полностью завершить. В нашем примере для завершения надо заново прожить все сдержанные чувства из исходной ситуации c упавшим шкафом (как минимум: испуг и злость), найти способ выразить их словами или действиями, и, например, оценить риск повторения такой ситуации в будущем, обдумать свои возможные действия в этом случае.

Незавершённые ситуации могут накапливаться и переживаться человеком как психологический груз, тяжесть, напряжение, "противоречивые чувства", “проблемы”. Но это лишь одна из причин, почему люди приходят в терапию.

Вторая причина в том, что человек имеющий “багаж” незавершённых ситуаций из прошлого испытывает трудности ориентирования в своём настоящем. Потому что иногда незавершённые ситуации из прошлого накладываются на восприятие настоящего и искажают его. Человек, например, вместо выбранного партнёра по семейной жизни: мужа или жены, видит (слышит) свою маму, или брата, сестру или ещё кого-то из своего прошлого, и ей (ему, им) отвечает, а не своему реальному партнёру. И тогда уже сегодняшние потребности могут оказаться неудовлетворёнными из-за старых ситуаций.

Именно так и происходит накопление незавершённых гештальтов.

В процессе работы гештальт-терапевт вместе с клиентом исследует незавершённые дела клиента и помогает ему их завершить, по одному за раз. Для завершения ситуации из прошлого обычно нужно её воспроизвести, оживить в сознании. Для этого НЕ НУЖНО полностью воссоздавать всю ситуацию во всех её подробностях. Достаточно символически воспроизвести какой-то ключевой аспект — ту фигуру, восприятие которой было прервано в прошлом клиента. Таким образом, эксперимент, предлагаемый терапевтом в сессии, должен символически воспроизводить незавершённую ситуацию из прошлого клиента. (Слово эксперимент здесь трактуем очень широко; например, экспериментом является представление некой ситуации в воображении клиента.)

Чтобы быть успешным, эксперимент должен быть открытым. То есть, в эксперименте терапевт не просто повторяет некоторую (часто — травмирующую или стрессовую) ситуацию из прошлого, а мягко приглашает клиента завершить эту ситуацию, или хотя бы попробовать завершить.

Далее, если в эксперименте клиент реагирует привычным для себя образом — срывает удовлетворение своей потребности, то он это делает сам того не замечая. Задача терапевта в этом случае — замедлить клиента, попросить максимально подробно описать, что с ним происходит, обратить его внимание на то, где и как он “проскальзывает”. В этом месте для продвижения осознавания приходится фрустрировать привычный механизм реагирования клиента и его естественное желание “не погружаться в неприятное и непонятное”.

В результате хорошего эксперимента клиент либо завершает незавершённое (получает новый опыт и ассимилирует его), либо обнаруживает, как именно он сам удерживает себя от завершения. В этом случае происходит расширение осознавания клиента и он, постепенно, обнаруживает себя ответственным за это удержание. Тем самым, шаг за шагом, клиент получает возможность завершить незавершённое старое, и, соответственно — начинать новое. То есть, возвращает и/или обретает свободу.

Когда незавершённых ситуаций у клиента накопилось много, они иногда проявляются “пачками”. В этом случае начинающему терапевту бывает не просто выяснить, какой из гештальтов сильнее всего стремится к завершению здесь и сейчас. Искусный (опытный) терапевт может быстро и точно увидеть потребность и фигуру — суть именно той ситуации, что здесь и сейчас клиент пытается завершить, и предложить подходящий эксперимент. Это важная часть мастерства терапевта.


Коллеги, буду благодарен за поправки, уточнения и прочую обратную связь.

* * *

Я вместе с Юлей Мартынюк с осени 2014 года открываю регулярную терапевтическую группу в Минске. Приглашаю тех, кто стремится к свободе и ценит близость. Тел. +375 (29) 634-29-85

гештальт-вики: призыв к действию

Коллеги психотерапевты и обучающиеся!

Я создал сайт, который я называю "гештальт-вики". Создал я его потому, что чувствовал: знания, которые я получаю на базовой программе МГИ разрозненны, как лоскутное одеяло на этапе сбора лоскутов. Масса терминов (в том числе жаргонных), понятий, теорий, классификаций. Масса умных и мудрых авторов, их книг или статей. А целостности знания нет. Ясного понимания на тему "что с чем связано и как" нет. Это только у меня так, или вам это тоже кажется знакомым?

http://gestalt-ru.wikispaces.com/

Понятно, что у многих из тренеров, супервизоров, опытных терапевтов и ведущих программ такая целостность и связность знания присутствует. Но заглянуть туда нет возможности, потому что эта часть знания остаётся скрытой и невысказанной. И я подозреваю, что вызревает такая целостность годами, со стопками прочитанных книг, с сотнями часов супервизии/ профессиональных обсуждений с коллегами, с десятками написанных статей / прочитанных лекций.

Я предлагаю совместными усилиями создать бесплатную и открытую online энциклопедию по психотерапии и связанным с терапией темам. Я вижу сейчас такие тематические блоки:
1) гештальт-терапия
2) психоанализ
3) другие направления (школы) терапии
4) психиатрия
5) психология

Как мне представляется, такая энциклопедия могла бы служить полезной картой, которая помогала бы студентам гештальт-программ и начинающим терапевтам ориентироваться в профессиональном языке, в профессиональных знаниях, в своём обучении.

Приглашаю вас заглянуть на сайт: http://gestalt-ru.wikispaces.com/ и присмотреться, может у вас появится желание поучаствовать? Для участия надо пройти регистрацию на сайте. Там в самом верху страницы на серой панельке есть ссылка "Join now". Сейчас техническая часть сайта работает на английском языке, но она достаточно проста на мой взгляд.

Если наберётся достаточно поддержки, то я могу перевести сайт на тот же самый "движок", на котором работает Википедия. Это добавит некоторые полезные возможности, в том числе — русскоязычный интерфейс пользователя, более понятный для многих.

снова о моём клиентском опыте, продолжая

После двух последних постов я ношу в себе легкое чувство вины. Дело в том, что в первом из них (http://kurmanka.livejournal.com/102441.html) -- про разницу между ожиданием и реальностью я написал, что нет ничего грандиозного в моей жизни сейчас. А в посте про метафорическое желание какать (http://kurmanka.livejournal.com/102745.html) я написал о сильном, СИЛЬНОМ облегчении, которое принесла мне терапия. Гордость, с которой я это писал на самом деле выражает мою сохраняющуюся жажду грандиозности, мечту о ней. Мечту быть большим, важным, крутым, известным. Особенно фэйсбук с его лайками провоцирует во мне этот зуд и предвкушение.

Пока я не писал несколько месяцев, меня эта жажда не тревожила. Но когда первый после паузы пост вышел, и люди стали его читать и отзываться, это вызвало такой всплеск удовольствия во мне, что я стал жадно проверять фэйсбук и почту примерно каждые 20 минут, а то и чаще. Как алкоголик в завязке, почуявший старый знакомый вкус.

* * *

Ещё я думаю об этой своей метафоре, про желание какать, об её несовершенстве. Ведь метафора позволяет схватить и ярко выразить какой-то один аспект. Остальные аспекты остаются в тени.
Так вот, если смотреть с другой стороны, то я не столько облегчился в терапии (выделил из себя лишнее), сколько получил что-то, чего мне не хватало. Главное, что я “скушал” и “переварил” в процессе терапии — достаточно доброжелательное и, при этом, внимательное, отношение ко мне со стороны терапевта.
Например, когда я думаю, что же это за внутренние опоры, которые я теперь имею внутри, то первое, что приходит мне на ум: глубоко усвоенный опыт доброжелательного ко мне отношения. По-крайней мере, это один из способов смотреть на те самые “внутренние опоры”.

Если вы скажете, “да какая же это твоя опора? это, выходит, опора на терапевта!” Я отвечу: дело в том, что этот опыт усвоен мною уже настолько, что сейчас вряд ли что-то может его поколебать. Я уже присвоил себе этот опыт и могу опираться на него даже когда мои отношения с терапевтом закончатся или если вдруг испортятся. Кроме того, с тех пор количество доброжелательного отношения ко мне со стороны мира (других людей) было столько, что уже не так глобально важны отношения именно с терапевтом.

* * *

А если продолжить всё же метафору пищевой-пищеварительной системы, то терапевт не только предлагала мне покакать, но и предлагала попить и покушать. Предлагала попить питьевой водички (а я-то привык в сухомятку!), покушать разной еды (а не только ту диету, которую я себе выбрал; условно говоря, не только жареную картошку, но и витаминчиков, овощей, фруктов, мяса и т.д.).

* * *

Интересно, что когда я начинал, если бы я прочитал такие слова про терапию, то я, возможно, насторожился бы пуще прежнего. Потому что у меня было другое мнение о том, чего мне нужно и как вообще нужно меня лечить. Ну то есть, я не понимал, что на самом деле может мне помочь; чего мне на самом деле не хватает; я был неспособен почувствовать свои действительные потребности и осознать их, но у меня были, тем не менее, представления об этом. Например, я думал, что мне нужна телесно-ориентированная терапия. (А оказалось, что и гештальт-терапия исходит из того, что чувства и потребности начинаются в теле.) Главное: я сомневался, что я достоин доброжелательного отношения, и уж точно не думал, что в этом корень моих бед.

* * *

Ещё, кроме доброжелательности терапевта для моих изменений были и другие важные, необходимые факторы. Терапевт относится ко мне стабильно доброжелательно, но без сюсюканья, без заваливания в какую бы то ни было крайность из тех, в которые я ей тщательно предлагал завалиться вместе со мной: в крайность ненависти, обиды, горевания, восторга и так далее. Терапевт доброжелателен, но опирается на реальность, позволяя мне плавать в своих иллюзиях, если мне это необходимо, но предлагая мне стать на твёрдую землю реальности, если я для этого созрел.

Терапевт внимателен не только ко мне, но и к себе, и как бы плохо не шли дела у меня в какие-то моменты, терапевт не перестаёт заботиться о себе. Сначала это наверное казалось мне диким или странным, я уже не помню. А может быть я сначала и не замечал… Но потом это оказалось очень отрезвляющим для меня. Когда я видел, что можно быть доброжелательным к другому, но не обязательно при этом жертвовать своей жизнью, своими ценностями, своими потребностями, своим восприятием и пониманием, это заставляло меня задуматься, присмотреться и примерить этот опыт на себя.

Итого: как я вижу, главное, что было исцеляющим — это сочетание доброжелательности и спокойной трезвости в отношениях со мной.