?

Log in

No account? Create an account

ЖЖ kurmanka

ужасно интересно всё то, что неизвестно


Entries by category: образование

[sticky post]верхний пост: кто я? про что я?
kurmanka
Меня зовут Иван Курманов. Я мужчина, муж и отец. Инженер-программист, руководитель группы разработчиков, индивидуальный предприниматель, консультант.

Уже несколько лет я учусь делу практического психолога, психотерапевта. Если вам нужно выговориться, нужна помощь, и вообще-то хочется жить лучше (например, жить "в ладу с собой"), приходите ко мне на терапию и я постараюсь помочь, по мере своих сил. Я работаю в гештальт-подходе, но вам не обязательно знать, что это означает. Мои основные ценности:
- осознавание (осознанность);
- личная свобода и ответственность каждого за свою жизнь;
- близкие и питательные отношения с другими; близость в отношениях;
- небольшие радости и удовольствия сегодня (сравните: некоторые скорей ориентируются на личную эффективность, грандиозные достижения, абстрактное светлое будущее, или Счастье с большой буквы — это не ко мне).

Я живу и работаю в Минске. Я также работаю по скайпу с людьми из других городов.

Здесь можно задавать вопросы. И по электропочте: duraley@gmail.com

контринтуитивные решения
kurmanka
Другая мысль А. Левенчука, к которой я часто возвращаюсь и которой хочется поделиться, это про контринтуитивные решения.

Мысль такая: интуитивные способы действий и решения задач это почти всегда неэффективные способы и решения.

Один из примеров, которые он приводит: римские цифры были в своё время относительно интуитивным способом для записи чисел. Но считать (умножать, делить) с ними было мучительно сложно. Это было доступно профессорам. Переход на арабские цифры и позиционный способ записи чисел был контр-интуитивным, его приходилось и приходится объяснять дольше, чем объяснять римские цифры. Но этот способ сильно увеличивает доступность арифметических операций — теперь средний ученик 2...3 класса с этим начинает справляться.

Теперь цитата из учебника по системно-инженерному мышлению (http://techinvestlab.ru/systems_engineering_thinking):

Слово «контринтуитивность», в котором можно услышать «антинародность» важно. Каждый раз, когда появляются проблемы с пониманием того, как работают гении, обладающие каким-то искусством, которое никто не может понять и повторить («техне» -- это ведь повторяемость результата прежде всего), можно ожидать найти что-то глубоко контринтуитивное. Трамвай мысли у гениев идёт по совсем другим рельсам, нежели проложены в мозгу большинства людей. Проложить эти новые рельсы и пустить по ним свой мозговой трамвай обычно очень трудно.

Гений почему-то, сам часто не осознавая, сделал что-то совсем не так, как все остальные, он просто начал что-то делать в противоречии с интуицией всех остальных, и у него начало получаться. А все остальные действуют интуитивно, «по-народному», «как все», и у них не получается. И пока на уровень сознания гения, или тех людей, которые пытаются отмоделировать мышление гения, не вышло, в чем именно эта контринтуитивность, вы не можете передать это знание другим людям, не можете никого этому научить.

Вы не можете научить системного инженера, если вы не знаете на уровне сознания, что он делает. Вы не можете человека научить стать просветленным за определенное время, если вы не понимаете, в чём именно содержание просветления. Чем отличается искусство от технологии? В искусстве -- один раз свезло, вдохновение было, получился шедевр. Другой раз не свезло, вдохновения нет, не будет шедевра. В инженерии мы так не можем, нам нужно работать, нам нужны технологии, дающие неизменно превосходный результат.

....

Я дисциплине ума, наличию рельс для мышления уделяю этому много внимания – как в системной инженерии, так и любой другой дисциплине. У художника вроде как дисциплины ума нет, и его искусство передается как? Ученик смотрит на десятки, тысячи, сотни работ, учится ловить сленг профессионалов, смотрит, как работают настоящие мастера с ними рядом. Далее из трёх у десяти учеников в голове появляются какие-то правильные рельсы для трамваев их профессиональных мыслей. А у семи из десятка – не появляются. Ибо это не обучение в классическом смысле слова.

Мне-то надо, чтобы девять из десяти могли научиться (я вполне могу представить, что будет один неспособный идиот на десяток человек). Это означает, что я должен взять для обучения такое контринтуитивное знание, которое само не может быстро прийти в голову ученикам, сделать его минимальное компактное описание, а затем его каким-то образом передать ученикам. Вопрос: бывает ли такое в тех областях, которые традиционно считались «искусством», и которым считалось, что нельзя научить рационально? Да, бывает, сплошь и рядом!

Вот, в школе учили прыгать через планку «ножницами» -- подбегаешь, и прыгаешь. Но если нужно прыгнуть очень высоко, то после разбега к планочке нужно поворачиваться спиной, и прыгать назад-вверх (Fosbury Flop, изобретение 1968 года). Это абсолютно неинтуитивно, но даёт возможность перелетать и через двухметровую планку. Нужно огромное доверие к тренеру, чтобы вы начали тренировать такой прыжок – ибо в этот момент кажется, что много-много тренировки дадут возможность преодолевать дополнительные десятки сантиметров «ножницами» или «перекатом», что совсем не так. А потом будет метанойя: вы будете не понимать, почему вообще через планку люди ещё где-то прыгают не техникой Дика Фосбери.

Мне эта мысль кажется очень важной. И мне очень хочется, чтобы господа психотерапевты и тренера её увидели / услышали. И сама терапия, и обучение терапии — это огромный сдвиг в мышлении. Сейчас в том сообществе, в котором я учился (учусь), обучение в очень большой степени построено по художественному принципу: сиди, смотри, слушай, наблюдай, как работает мастер, копируй, старайся уловить суть. Удалось уловить? Повезло. Не удалось? Ну, извини. Теории есть, упражнения есть, объяснения есть. Но чего-то не хватает. Рельсы в мозгу прокладываются с ужасным скрипом и далеко не у всех студентов. А те, у кого проложились, очень слабо могут объяснить, что это за рельсы. Короче, тему терапевтического мышления я считаю главной сейчас в обучении терапевтов. И именно отсюда этот мой интерес к тому, что главное.